Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Опера Верди «Отелло»

Otello

12.01.2011 в 11:16.
Опера Верди «Отелло» / Otello

Музыкальная драма в четырёх актах Джузеппе Верди; либретто А. Бойто по одноимённой трагедии Шекспира.
Первая постановка: Милан, театр Ла Скала, 5 февраля 1887 года.

Действующие лица: Отелло (тенор), Яго (баритон), Кассио (тенор), Родериго (тенор), Лодовико (бас), Монтано (бас), Дездемона (сопрано), Эмилия (меццо-сопрано), герольд (бас); солдаты и моряки Венецианской республики, жители Кипра, греческие воины, далматы, албанцы, хозяин таверны, четверо слуг в таверне, гребец.

Действие происходит в конце XV века в приморском городе на острове Кипре, подчинённом Венеции.

Действие первое

Замок на берегу моря. Вечер. На море шторм, корабль Отелло, назначенного губернатором острова, приближается к берегу, где собралась толпа встречающих, среди которых: венецианский дворянин Родериго, влюблённый в Дездемону, недавно ставшую женой Отелло, Яго, враждебно настроенный по отношению к новому губернатору, так как он обошёл его званием, Монтано, бывший наместник острова. Буря утехает, словно услышав мольбы народа («Dio, fulgor della bufera!»; «Грозный лев святого Марка!»).

Корабль причаливает. Вот и Отелло: тёмный цвет кожи мавра не помешал ему стать генералом венецианского флота. Теперь он радуется победе над мусульманами («Esultate!»; «Честь и слава!»). Народ начинает веселиться на берегу («Fuoco di gioia»; «Пламя пылает»). Яго решает напоить Кассио («Innafia l’ugola»; «Наполнен кубок мой»), ставшего капитаном в обход Яго. С подвыпившим капитаном, который должен идти в ночной дозор, затевает ссору Родериго. Монтано пытается разнять их, но Кассио ранит его. Отелло вынужден вмешаться, он лишает Кассио звания, велит Яго навести порядок и всем расходиться по домам: он сам будет охранять покой острова. Дездемона присоединяется к мужу; в нежной беседе они вспоминают прошлое, наслаждаются счастьем быть вместе («Gia nella notte densa»; «Кончился день тревожный»).

Действие второе

Яго, сделав вид, что хочет помочь Кассио, советует ему попросить посредничества Дездемоны. Она как раз вышла на прогулку вместе со служанкой Эмилией, женой Яго. Кассио подходит к Дездемоне, а Яго, между тем, выражает своё презрение к жизни, подвластной одному злу («Credo in un Dio crudel»; «Быть лишь орудьем чьей-то воли»). Затем он намекает Отелло на двусмысленный характер беседы его жены и Кассио. Мавр, в сердце которого разгорается ревность, требует у Яго доказательств измены Дездемоны, которую в это время славят жители острова («Dove guardi splendono raggi»; «Взор твой ярче звёздных лучей»). Когда она обращается к мужу, заступаясь за бывшего капитана, тот превратно истолковывает её внимание к Кассио. Дездемона роняет платок, и Яго быстро выхватывает его из рук Эмилии.

Мавр чувствует, что его героическое прошлое растоптано изменой жены («Ora e per sempre addio»; «О, счастье жизни былой»). Яго утверждает, что слышал, как Кассио во сне произносил имя Дездемоны («Era la notte»; «Помню, в походе»), и видел у него в руках её платок, свадебный подарок Отелло. Мавр торжественно клянётся отомстить, к его клятве присоединяется Яго («Si pel ciel marmoreo giuro!»; «Я клянусь небесным сводом»).

Действие третье

Дездемона вновь просит за Кассио. Отелло в ярости: где платок, его подарок? Он обвиняет жену в неверности и прогоняет (дуэт «Dio! ti giocondi, o sposo»; «О, дорогой Отелло»). Отелло, горя жаждой мщения и терзаемый мыслью, что потерял свою любовь («Dio! mi potevi scagliar tutti i mali»; «Бог! Ты мог дать мне позор»), подслушивает двусмысленный и развязный, специально устроенный Яго, разговор его с Кассио, во время которого Кассио показывает другу платок Дездемоны, найденный им у себя в комнате. Отелло клянётся убить её своими руками (дуэт-терцет «Vieni; l’aula e deserta»; «Можешь войти свободно»). Яго нашёптывает ему: «Своей рукой убейте, там, в вашей спальне». А с Кассио он расправится сам.

Прибывает делегация из Венеции: Отелло временно призывают на родину, вместо него назначен Кассио. Мавр даёт волю своему гневу, оскорбляет Дездемону, заставляет её встать на колени, плакать посреди всеобщего смятения (септет «A terra!.. si»; «На землю... Да... покрыта позором..!»). Оставшись один, он лишается чувств.

Действие четвёртое

Дездемона в своей комнате, готовясь ко сну, охвачена мрачными предчувствиями. Она поёт старую грустную песню («Mia madre aveva una povera ancella»; «Когда-то девушку мать приютила»), молится («Ave Maria»; «Дева святая»). Отелло входит через потайную дверь. Поцелуем он будит уснувшую жену и требует покаяться в грехах. Молодая женщина в ужасе, Отелло душит её. Вбегает Эмилия: Кассио только что убил Родериго, напавшего на него по наущению Яго. Отелло признаётся в убийстве жены. Эмилия зовёт на помощь, сбегаются люди. При всех она разоблачает Яго. Отелло закалывается, в последний раз поцеловав Дездемону («Niun mi tema»; «О, не бойтесь, не страшна эта шпага»).

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)


ОТЕЛЛО (Otello) — опера Дж. Верди в 4 действиях, либретто А. Бойто по одноименной трагедии У. Шекспира. Премьера: Милан, театр «Ла Скала», 5 февраля 1887 г., под управлением Ф. Фаччо (Ф. Таманьо — Отелло, В. Морель — Яго, Р. Панталеоне — Дездемона); в России — Петербург, Мариинский театр, 26 декабря 1887 г., под управлением Э. Крушевского (Н. Фигнер — Отелло, Э. Павловская — Дездемона, А. Чернов — Яго); последующие постановки: Москва, силами итальянской труппы, февраль 1890 г.; Большой театр, 1891 г., под управлением И. Альтани (премьера — 15 января).

В 1879 г. Бойто предложил Верди тему «Отелло». Композитор не сразу решился начать сочинение оперы. В 1881 г. он вплотную приступил к работе, которую закончил 1 ноября 1886-го. Произведение это — итог долгих и глубоких размышлений автора, опиравшегося на помощь драматурга, поэта и музыканта А. Бойто. Опера существенно отличается от трагедии Шекспира, ее композиция более сконцентрированна. Верди и Бойто отбросили I д. пьесы, всю предысторию любви и бегства Дездемоны из дома отца, рассказ Отелло в сенате. Буря, открывающая действие, ничего общего не имеет с традиционными оперными грозами. Тревога за судьбу героя рисует отношение к нему народа; мужество и сила, с которой он преодолевает разбушевавшуюся стихию, — лучшая характеристика Отелло, появляющегося впервые на сцене как бы на гребне музыкальной волны. Этому принципу действенной музыкальной характеристики Верди остался верен на протяжении всего произведения.

В опере нет вставных, дивертисментных эпизодов. Сцена пирушки, песня Яго в I акте движут действие, ибо ведут к спровоцированной стычке между Кассио и Родриго, ранению Монтано, гневу Отелло. В пределах I д. мавр показан как мужественный и доблестный воин, властный начальник (усмирение ссоры), а в последней сцене — как нежный и страстно влюбленный супруг; здесь, в дуэте с Дездемоной, проходит драматургически столь важная тема любви, которой в последний раз дано прозвучать в финале оперы — в сцене смерти Отелло.

Верди и Бойто динамизировали, усилили и укрупнили роль Яго — композитор некоторое время даже собирался назвать оперу именем этого персонажа. Он предстает не просто завистником, негодяем, клеветником, но демоном зла, олицетворением темных и гнусных сторон человеческой натуры. Введенный композитором и либреттистом развитый монолог (II д.), в котором Яго пытается утвердить свою философию ненависти к человеку, презрение к нему, — своеобразный символ веры героя (этот эпизод обычно и называют «кредо»). Несомненна общность Яго с Мефистофелем и Ричардом III. Но монолог, исполненный титанической и зловещей силы, не только служит самохарактеристикой. В нем сосредоточен тематический материал, связанный с действенной функцией «антигероя», — от отголосков его застольной песни (козни против Кассио) до мотивов подозрений Отелло в неверности Дездемоны, внушаемых Яго. То, что эти «нечистые» интонации оплетают душу Отелло, означает его духовный крах. И все же тема всевластия зла, привлекавшая мизантропа, скептика Бойто, нехарактерна для Верди, глубоко постигавшего мир в его противоречиях и твердо верившего в победу света. Вот его слова: «Мне говорят и пишут все время о „Яго“. Я отвечаю всем: „Отелло“, а не „Яго“, еще не окончен! А они все твердят свое: „Яго“, „Яго“. Он (это правда) демон, который движет всеми, но Отелло — это тот, кто действует, любит, ревнует, убивает и сам кончает жизнь самоубийством. Было бы лицемерием не назвать оперу „Отелло“ из-за страха сравнений с Россини... Я предпочитаю, чтобы обо мне говорили: он вступил в борьбу с титаном и был побежден, нежели услышать: он пытался укрыться под названием „Яго“».

Действительно, Отелло — главный герой оперы. Он временно поддается наветам, темное начало побеждает, мутнеет его душевный мир, им овладевает отчаяние. Яго мог унизить его, толкнуть на преступление, но бессилен возвыситься до того, кто, узнав о невиновности Дездемоны, в искупление своей вины убивает себя у смертного ложы супруги. Путь движения Отелло в опере — это путь от высот счастья к бездне горя и ужаса и к конечному очищению, просветлению. Верди все внимание сосредоточил на психологическом раскрытии драмы Отелло — Дездемоны. Музыка гениально передает все перипетии действия, рисует завершенные портреты героев. Вершина драматизма достигается в IV д. — в сцене Дездемоны, ее песне про иву, звучащей горестным предчувствием собственной судьбы, ее молитве и потрясающим по драматизму возгласе «Ах, Эмилия», сцене убийства и самоубийства Отелло. Верди почти не пользуется завершенными воакльными номерами, добиваясь непрерывности музыкально-сценического действия, на кульминации которого возникают вокальные монологи или ансамбли (дуэты в заключительных сценах I и II д., септет в финале III д.).

Опера создавалась в обстановке, когда все сильнее на музыке сказывалось воздействие принципов и стиля музыкальной драматургии Вагнера. От Верди многие ожидали сознательного противопоставления и опровержения этих принципов. Другие, напротив, восприняли «Отелло» как уступку. Композитор сохранил верность идеалам итальянской национальной оперы, но, будучи передовым художником, не мог стоять в стороне от процесса развития музыки, игнорировать опыт Вагнера и Бизе. «Отелло» — музыкальная драма, конечно, не в вагнеровском смысле, она противостоит «Тристану и Изольде» концептуально и стилистически; в ней нет ни мистики, ни обреченности, ни экзальтации поэмы любви и смерти. Но вагнеровские искания в области гармонии и мелоса не прошли мимо нее, как и Вагнер не прошел мимо современной ему французской и итальянской оперы. Верди сохранил верность законам реализма, психологической правды, воплощенной в единстве вокального и оркестрового начала, не гипертрофируя ни одного из них. Герои его, как и Шекспира, — живые люди, а не абстрагированные носители эмоций. Музыка выражает их страсти и характеры.

Постановка «Отелло» явилась не только триумфом композитора, но и национальным торжеством Италии. На проемьеру съехались представители всех театров мира, политические деятели. Однако ничего похожего на ажиотаж вокруг первого исполнения «Кольца нибелунга» или «Парсифаля» не было.

Верди во время I д. находился за кулисами. С помощью листа жести он имитировал грохот грома в начальной сцене бури. Но, по свидетельству современников, театральный гром, буря оркестра и хора не могли сравниться со шквалом аплодисментов, раздавшимся после окончания I д. и финала оперы. Милан, где состоялась премьера, присвоил Верди звание почетного гражданина города, и на торжественном приеме в его честь прозвучало справедливое сравнение с Шекспиром: «У того и другого то же титаническое богатство колорита, та же мощь создания характеров. Из строк английского поэта и мелодий итальянского маэстро веет то же дыхание трагизма, которое наполняет нас дрожью и вызывает слезы». Однако Верди остался не удовлетворен постановкой, трафаретностью декораций и костюмов. Не все устраивало его и в исполнении.

Опера совершала победное шествие по сценам мира: в 1888 г. была поставлена в Гамбурге, в 1890-м — в Берлине, в 1894-м — в Париже. В России она завоевала успех, найдя замечательных исполнителей в лице Медеи и Николая Фигнер. Однако в репертуаре «Отелло» все же не занял того места, которое закрепилось за предыдущими операми композитора. Сложность партитуры, отсутствие законченных, бравурных номеров, огромные требования, предъявляемые к исполнителям, делали ее менее выигрышной. Дж. Мональди, исследователь творчества Верди, писал: «Для истории такие достижения, как „Отелло“ и „Фальстаф“, останутся всегда великими, может быть, даже большими, чем их оценили в прошлом. Но для широких кругов поклонников Верди связанная с ним легенда оканчивается „Аидой“».

Новая страница истории гениальной оперы открылась в XX в. Русский театр выдвинул выдающегося истолкователя заглавной партии в лице И. Ершова, передавшего во всем богатстве сложный мир образа, его нравственное величие и трагизм судьбы. Мастер выразительной и правдивой декламации, Ершов нашел ключ к речитативам Верди. Созданный им образ был высоким примером музыкально-сценического единства. Отечественный театр и позднее демонстрировал интересные решения постановок оперы (например, Н. Смолича в Большом театре СССР и в киевском им. Шевченко). она входила в репертуар ленинградских театров — Кировского (премьера — 29 декабря 1938 г., дирижер С. Ельцин; Н. Печковский — Отелло) и Малого оперного (премьера — 2 июня 1962 г., дирижер А. Найденов; В. Волков — Отелло), в Москве — Большого (премьера — 24 апреля 1968 г., дирижер Е. Светланов, режиссер Б. Покровский; В. Атлантов — Отелло). Две постановки были осуществлены в Мариинском театре: в 1991 г. (совместно с «Ковент-Гарденом», премьера — 18 апреля, дирижер В. Гергиев, режиссер И. Мошински) и в 1996-м (совместно с Боннской оперой, премьера — 25 мая, дирижер В. Гергиев, режиссер Дж. дель Монако). Среди лучших отечественных исполнителей заглавной партии — Н. Озеров, Н. Ханаев, Г. Нэлепп, Ю. Кипоренко-Даманский, В. Атлантов, В. Галузин. В Германии замечательная постановка осуществлена берлинской «Комише опер» (1959, режиссер В. Фельзенштейн; Г. Ноккер — Отелло). На Западе в основных партиях блистали Р. Винай, Л. Слезак, М. дель Монако, Дж. Виккерс, Дж. ди Стефано, Т. Гобби, Р. Тебальди, П. Доминго. В 1986 г. на экраны вышел фильм-опера режиссера Ф. Дзеффирелли (П. Доминго — Отелло, Х. Диас — Яго, К. Риччарелли — Дездемона).

На тот же сюжет написано несколько опер, в том числе Дж. Россини.

А. Гозенпуд

Публикации

Главы из книг


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова