Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Программные симфонии Берлиоза

Глава №110 книги «История зарубежной музыки — 3»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Первое место в наследии Берлиоза принадлежит его программ­ным симфониям. Созданные в пределах одного творчески насыщенного десятилетия (1830—1840), они в особенно яркой и смелой форме воплотили типичные стороны новаторского искусства Бер­лиоза.

Не достигая философских масштабов Бетховена, Шекспира или Гёте, симфонизм Берлиоза тем не менее близок им по вдохновен­ности мысли, по широте идей. Его произведения подняли француз­скую музыку до уровня передовой литературы своего времени. В этом смысле Берлиоз представляется подлинным преемником бетховенского симфонизма.

Однако главная тема его творчества далека от Бетховена. Бер­лиоз — чистейший романтик. Его искусство подготовлено психологизмом Мюссе, индивидуалистическим бунтарством Байрона, самоуглубленными исканиями поэтов-лириков и целым рядом лите­ратурных и музыкальных мечтателей. Но романтические образы получили в симфониях Берлиоза по-бетховенски обобщенное выра­жение. «Жаворонок величиной с орла» — так называл композито­ра Гейне, в одной фразе охарактеризовав как лиричность музы­ки Берлиоза, так и присущие ей монументальные черты.

Берлиоз по праву считается создателем программного романти­ческого симфонизма.

Правда, и до него программность в инструментальной музыке была достаточно распространенным явлением*.

* «Времена года» Вивальди, «Библейские сонаты» Кунау, «Каприччио на отъезд возлюбленного брата» Баха, ранние симфонии Гайдна, «Пасторальная симфония» Бетховена, симфонии Шпора и т. д.

Новое, внесенное здесь Берлиозом, определяется двумя чертами, несвойственными предыдущим симфонистам. Это, во-первых, отождествление музы­кального замысла с какой-нибудь современной идеей, уже успевшей получить типическое выражение в образах новейшей литературы (у Гёте, Байрона, Мюссе, Гюго, Мура, у «откры­того» романтиками Шекспира). И, во-вторых, момент театра­лизации, что соответствовало национальным художественным традициям. Две из трех программных симфоний Берлиоза допус­кают сценическое воплощение. Во всех трех есть определенное сю­жетное развитие, драматические ситуации, живописность.

Однако нельзя преувеличивать изобразительную конкретность этих произведений. Берлиоз, считавший себя последователем Бет­ховена, отмечал, что у великого венского симфониста «всюду ощу­тима поэтическая идея, но музыка всецело господствует, не нуж­даясь в помощи слова для достижения точности выражения». Так и у самого Берлиоза законы музыкальной формы обычно бра­ли верх над литературными элементами. Программы его симфоний отличались определенностью, а часто и словесной детализацией. Но их музыка, реалистически точная, выразительная, как правило не следовала рабски за подробностями литературного текста. Свое­образие симфонического творчества Берлиоза обусловлено не столько изобразительными чертами, сколько преломлением в музы­ке новых литературных образов и театрально-ораторских приемов.


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова