Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Фортепианное творчество Шумана: музыкальный язык

Глава №87 книги «История зарубежной музыки — 3»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Музыкальный язык Шумана ярко самобытен.

В своем творчестве композитор широко и последовательно пре­ломлял распространенные музыкальные жанры, обращаясь для этого к народно-бытовому искусству и наследию классиков *.

* Так, Шуман часто использует вальс («Карнавал», «Бабочки»), песню («Грезы», «Бабочки», «Романс» ор. 28 № 2), арню (вторая часть Первой сонаты), полонез (в «Бабочках», в сонате ор. 11), хорал (центральный эпизод в «Причудах»), марш («Важное происшествие», вторая часть «Фантазии», финал «Симфо­нических этюдов») и т. п.

Од­нако типичные лирико-психологические и «новеллистические» черты шумановского стиля резко отличают его произведения от предшественников.

Яркая особенность музыкального языка Шумана — многопла­новость, которая проявляется и в возросшем значении гармонии, и в своеобразной полифонизации фактуры.

Композитор сам писал о том, что современные музыканты, «проникая глубже в тайны гармонии, научились выражать более тонкие оттенки чувств». Стремясь к передаче таких оттенков, Шу­ман обращается к подвижной и сложной гармонии, к неожидан­ным, иногда причудливо смешанным краскам.

Не разрушая функционально логических связей, Шуман часто прибегает к «отклонениям» от классической нормы. Он проявляет пристрастие к неожиданным модуляциям, неподготовленным дис­сонансам, хроматическим последованиям, энгармонизмам. Привыч­ные разрешения он часто заменяет неожиданными оборотами, под­час сближая отдельные тональности *,

* Например, в «Карнавале», в сцене «Reconaissance», он возвращается в то­нальность As-dur непосредственно от H-dur. В «Фантастических пьесах», в пьесе «Ночью», D-dur появляется после f-moll, и т. д.

не боясь смешения красок. Так, в начале «Крейслерианы» басы на полтакта отстают от верх­них голосов. Гармоническое движение часто проявляется не непо­средственно, а через отдаленные аккорды, «отодвигающие» и ослабляющие основные функции. Например, в начале «Карнава­ла» основная тональность показана через ее субдоминанту и до­минанту, а сам тонический аккорд дан только как проходящий. Аналогичным образом в «Причудах» тонический аккорд отодви­нут, а главная тональность представлена субдоминантовыми гар­мониями.

В стремлении Шумана к необычным гармоническим оборотам, вносящим в музыку неожиданный эмоциональный тон, есть много общего с парадоксальным юмором стихов Гейне — художника, близкого Шуману, который утверждал, что свои «резкие диссонан­сы» он вводил вполне сознательно как выражение «оппозиции к мягкотелой сентиментальности».

Усиление роли гармонии в качестве выразительного средства уже само по себе нарушило традиционное соотношение мелодии и фона. Но Шуман вообще уничтожает в своей музыке ощущение «переднего плана». Сами темы у Шумана большей частью поли­мелодичны. Они редко образуют рельефное противопоставление красочно-гармонической основе, подобно «песенно-романсным» те­мам Шуберта или Мендельсона.

Скрытые полифонические и гармонические голоса обволакивают основную мелодию, образуют с ней своеобразный свободный контрапункт в манере «арабесок»:

Гармонический и мелодический «планы» сближаются и пере­плетаются. Каждая деталь фактуры образна. Все это в совокуп­ности создает впечатление эмоциональной многоплановости.

В высшей степени своеобразна мелодика Шумана. В его форте­пианных произведениях неоднократно встречаются закругленные песенные темы в «шубертовской» манере. См., например, тему «Ро­манса» Fis-dur или «Грез». В «Романсе» плавная поющая мело­дия, как бы отдаленная от гармонического фона и противопостав­ляемая ему, вызывает яркие ассоциации с вокальной музыкой в оперных и народно-песенных традициях:

Но наряду с ними типичной чертой мелодии Шумана является интонационная подвижность, в отличие от законченных форм дав­но сложившихся народных мелодий *.

* Современник Шумана, Вагнер, обдумывая в эти же годы пути создания наиболее правдивой, точной и выразительной вокальной партии в опере, отверг «цитирование» отстоявшихся народных песен именно из-за типизированности и законченности их мелодий.

Гибкие переходы, свобода рисунка, отсутствие застывших формул (в частности, каденционных) сообщают мелодике Шумана эмоциональную непосредствен­ность. Часто мелодия звучит в средних голосах и сливается с гар­монией и фактурой. Именно в текучести кроется большая психо­логическая выразительность.

Ярко характерны шумановские энергичные ритмы. В основу его музыки часто положен ритмический принцип организованного дви­жения, который получил широкое распространение в инструмен­тальной музыке XVIII века. У Шумана на протяжении всей пьесы или раздела настойчиво пульсирует какой-нибудь один краткий ритмический мотив. Этот прием служит стержнем объединения разнокачественных музыкальных образов.

При этом шумановские ритмы новы, необычны, свободны от оков метрического схематизма и бесконечно разнообразны. Вальсовость, довольно часто встречающаяся у Шумана, ни в какой мере не определяет характер его ритмики. Энергичный облик, поры­вистость его музыки подчеркивается остротой и сложностью акцен­тов, нередко быстротой темпов. Шуману свойственны пунктирован­ные ритмы, синкопы, полиритмические эффекты. В их разнообразии проявляется неисчерпаемое воображение композитора. Утончен­ность и необычность самого ритмического рисунка проступают с особенной рельефностью на фоне повторного движения. Выдер­жанный ритмический фон оттеняет выразительные детали гармо­нии, капризной мелодии, полимелодической фактуры. Сочетание простоты с изысканностью, неизменности с неожиданностью важнейшие элементы фортепианного стиля Шумана в целом.

Новым в ритмах Шумана представляется и прихотливость тем­па, отражающего колебания душевных состоянии. Непрерывное нарастание, безудержное stringendo в конце произведения стано­вится даже одним из стилистических признаков шумановской фор­тепианной музыки в крупных формах *.

* См. Первую и Вторую фортепианные сонаты, «Фантазию», концерт.

В этом проявляется пристрастие к свободным ритмам романтиков как к одному из вы­разительных средств в передаче возбужденных, неустойчивых со­стояний.

Наконец, органический элемент фортепианных произведений Шумана — их новый пианистический стиль.

Только в фортепианной сфере, где композитор и исполнитель сливаются воедино, где богатейшие ресурсы самого инструмента открывают безграничный простор воображению художника-роман­тика, могло зародиться искусство Шумана. Эмоциональная лирика его музыки и глубина психологического проникновения, яркие об­разы могли быть раскрыты только посредством нового фортепиан­ного звучания — многоэлементной полифонизированной фактуры, красочно-тембровых эффектов, педального смешения красок и т. д. Многие произведения Шумана для рояля требуют огромного ис­полнительского темперамента, звукового блеска и технической вир­туозности. В отрыве от фортепианного звучания они утратили бы большую долю своеобразия и обаяния. Но при этом в музыке Шу­мана нет и отдаленного следа ненавистного ему эстрадно-бравур­ного стиля. Борясь с виртуозной музыкой ее собственным оружи­ем, он поставил исполнительскую технику на службу поэзии и ши­роко раздвинул границы фортепианного искусства. С этой точки зрения, Шуман занимает место в одном ряду с Шопеном и Листом.


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова