Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Увертюры Мендельсона

Глава №79 книги «История зарубежной музыки — 3»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

По самобытности и новизне образов, по одухотворенному и поэтичному настроению в одном ряду с «Песнями без слов» стоят концертные увертюры (их всего 6), которые Мендельсон утвердил как самостоятельный жанр программной симфонической музыки *.

* Бетховен и Шуберт уже сочиняли увертюры, не связанные ни с оперой, ни с другой сценической постановкой. Но их произведения в этом жанре не отличались большой художественной значимостью. Поэтому, подобно тому как создателем песенного цикла считается Шуберт (хотя Бетховен формально опе­редил его своим циклом «К далекой возлюбленной»), так концертные увертюры Мендельсона заслонили собой произведения предшественников в этом жанре.

Программный характер увертюры открывал широкие возможности для воплощения новых романтических образов. С другой стороны, в соответствии с традициями увертюры XVIII века, кон­кретные сюжетные связи органично соединялись с закономерностя­ми классицистской сонатной формы. В концертных увертюрах Мен­дельсона осуществилось удивительно естественное слияние роман­тических и классицистских принципов — особенность, за которую ценили Мендельсона многие современники, в частности Шуман. Гармоничная, идеально упорядоченная форма сочеталась в них с новыми лирико-драматическими и фантастическими образами.

Очень характерна в этом отношении увертюра «Сон в летнюю ночь» — один из шедевров романтического инструментального ис­кусства. Ее место в творческом наследии Мендельсона чрезвычайно велико. Композитор воплотил в этой увертюре излюбленный мир скерцозной фантастики. Наравне с элегией «Песен без слов», скерцозно-фантастические образы этой увертюры проникли во многие произведения Мендельсона, несущие на себе отпечаток его творческой индивидуальности *.

* См., например, финал скрипичного концерта, финал Первого фортепианоного концерта, скерцо из «Шотландской симфонии», финал «Итальянской симфонии», «Прялку» из «Песен без слов», скерцо из музыки к «Сну в летнюю ночь», ряд скерцо из струнных квартетов.

Скерцозность столь же типична для Мендельсона, как психологизм для Шумана или театральность для Берлиоза.

Пристрастие Мендельсона к фантастике выросло на той же почве, что и любовь Гейне к легендам. Оба художника находили в народной поэзии те черты жизнерадостного язычества, пантеиз­ма, которые они противопоставляли мистике, абстракции и романтической «мировой скорби». Дух юношеской игривости, воздушность движений, искрящаяся радужная красочность, свойствен­ные увертюре «Сон в летнюю ночь», будто проникли в музыку Мендельсона непосредственно из немецких народных сказок.

Знаменательно, что народно-сказочные образы этой феерии из­давна привились в национальной художественной культуре Герма­нии («Оберон» Виланда, «Оберон» Вебера). Не менее знамена­тельно, что шекспировский сюжет привлек внимание Мендельсона в переложении немецких поэтов Шлегеля и Тика.

Классицистские черты увертюры Мендельсона проявляются в ее четкой форме, в сопоставлении и приемах развития тематиче­ского материала, в идеальной гармоничности всего произведения. Но по стилю и духу «Сон в летнюю ночь» — произведение новой эпохи. Оно наполнено сказочной романтикой. Темы увертюры бле­щут небывалыми по тонкости и богатству оттенков красками. Вол­шебные тембры деревянных духовых и валторн, необычное звуча­ние скрипок divisi staccato в высоких регистрах, воздушные фак­турные эффекты, новые гармонические последования и многие другие выразительные приемы создают скерцозно-романтические образы, поражающие своей оригинальностью (см. пример 95).

Все темы «Сна в летнюю ночь» отличаются новизной, ни одна из них по своим интонациям не напоминает темы классицистской увертюры, симфонии или сонаты. Особенно романтична и красочна разработка. Произведение в целом — воплощение жизнерадост­ного, светлого юмора.

В увертюрах «Морская тишь и счастливое плавание» (по поэме Гёте), «Гебриды» (или «Фингалова пещера») и «Прекрасная Мелузина» выражены романтизированные картины природы.

Самая яркая из этих увертюр — «Гебриды» (1830—1832) — была написана под впечатлением морского путешествия компо­зитора вдоль берегов Шотландии. Северный морской пейзаж вна­чале трактован композитором элегически. Но постепенно музыка приобретает драматизм и динамичность. В определенном смысле «Гебриды» — произведение более новаторское, чем «Сон в летнюю ночь», так как в его образах нет типичных для классицистской увертюры внешних конфликтов или противопоставлений. Музыка выражает не действие, а настроение. В ее главных темах подчерк­нуты красочно-эмоциональные элементы:

Увертюра приобретает «поэмные» черты.

Эти тенденции получают еще более последовательное выраже­ние в увертюре «Прекрасная Мелузина» (1833). Программа этого произведения была навеяна старинной легендой о фее-русалке Мелузине — сюжет, получивший широкое отражение в немецкой романтической литературе (Тик, Грильпарцер). В увертюре обра­зы немецкой природы окрашены сказочным колоритом. Изобрази­тельные элементы — течение реки, лесной рог — явно предвосхи­щают некоторые волшебные сцены из опер Вагнера (в особенности сцену дочерей Рейна):

Свободная форма «Прекрасной Мелузины», равно как и «Ге­брид», уже не укладывается в рамках обычного сонатного allegro.

Среди увертюр Мендельсона к спектаклям драматического те­атра выделяется сдержанная, величественная музыка к «Аталии» Расина. В увертюре «Рюи Блаз», написанной к театральной поста­новке драмы Гюго, характер пьесы, насыщенной драматическим пафосом, побудил композитора выйти за круг его обычных лири­ческих образов. Даже интонационно-выразительные средства во многом напоминают здесь патетический язык увертюр Глюка, Ке­рубини, Бетховена.

Каждая увертюра Мендельсона отличается ярко индивидуаль­ными чертами. Они образуют самую новаторскую и романтиче­скую область симфонического творчества композитора.


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова