Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Шуберт. Творческий путь

Глава №48 книги «История зарубежной музыки — 3»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Творческий путь. Роль бытовой и народной музыки в художественном формировании Шуберта

Франц Шуберт родился 31 января 1797 года в Лихтентале, предместье Вены, в семье школьного учителя. Демократическая среда, окружавшая его с детских лет, оказала большое влияние на будущего композитора.

Приобщение Шуберта к искусству началось с домашнего музи­цирования, столь характерного для австрийского городского быта. По-видимому, с юных лет Шуберт начал овладевать и многона­циональным музыкальным фольклором Вены.

В этом городе, на границе востока и запада, севера и юга, столице «лоскутной» империи, смешивались многие национальные культуры, в том числе и музыкальные. Австрийский, немецкий, итальянский, славянский в нескольких разновидностях (украинский, чешский, русинский, хорватский), цыганский, венгерский фольклор звучал повсеместно.

В произведениях Шуберта, вплоть до самых последних, ощути­мо родство с многообразными национальными истоками бытовой музыки Вены. Бесспорно, господствующая струя в его творчест­ве — австро-немецкая. Будучи австрийским композитором, Шуберт много взял и от немецкой музыкальной культуры. Но на этом фо­не особенно устойчиво и рельефно проявляются черты славянского и венгерского фольклора.

В разностороннем музыкальном образовании Шуберта (он уже дома познакомился с основами композиции, с хоровым искусством, игрой на органе, клавире, скрипке) не было ничего профессиональ­ною. В эпоху зарождающегося эстрадно-виртуозного искусства оно оставалось патриархальным и несколько старомодным. Дейст­вительно, недостаточность виртуозной тренировки на фортепиано являлась одной из причин отчужденности Шуберта от концертной эстрады, которая в XIX столетии стала самым мощным средством пропаганды новой музыки, в особенности фортепианной. Впослед­ствии ему приходилось преодолевать свою робость перед больши­ми публичными выступлениями. Однако отсутствие концертного опыта имело и свою положительную сторону: оно компенсирова­лось чистотой и серьезностью музыкальных вкусов композитора.

Произведения Шуберта свободны от нарочитой эффектности, от стремления угодить вкусам мещанской публики, ищущей в искусстве прежде всего развлечения. Характерно, что из общего числа — примерно полторы тысячи произведений — он создал только два собственно эстрадных сочинения («Концертштюк» для скрипки и оркестра и «Полонез» для скрипки с оркестром).

Шуман, один из первых ценителей венского романтика, писал, что последнему «не было нужды предварительно преодолевать в себе виртуоза».

Существенна и неизменная творческая связь Шуберта с народ­но-бытовыми жанрами, которые культивировались в его домашней среде. Основной художественный жанр Шуберта — песня — искус­ство, бытующее в народе. Свои наиболее новаторские черты Шуберт черпает из традиционной народно-бытовой музыки. Песни, четырехручная фортепианная пьеса, обработка народных танцев (вальсы, лендлеры, менуэты и другие) — все это имело перво­степенное значение в определении творческого облика венского романтика. В продолжение всей жизни композитор сохранял связь не просто с бытовой музыкой Вены, но с характерным стилем вен­ского предместья.

Пятилетнее обучение в Конвикте *,

* Закрытое общеобразовательное учебное заведение, бывшее одновременно и школой придворных певчих.

с 1808 по 1813 год, значи­тельно расширило музыкальный кругозор юноши и на долгие годы определило характер его идейных и художественных инте­ресов.

В школе, играя в ученическом оркестре и дирижируя им, Шу­берт познакомился с рядом выдающихся произведений Гайдна, Моцарта, Бетховена, которые оказали глубокое воздействие на формирование его художественных вкусов. Непосредственное участие в хоре дало ему отличное знание и ощущение вокальной культуры, столь важные для его будущего творчества. В Конвикте же с 1810 года началась напряженная творческая деятельность композитора. И, кроме того, именно там, среди учащихся, Шуберт нашел близкую ему среду. В отличие от Сальери, официального руководителя по композиции, стремившегося воспитать ученика в традициях итальянской opera seria, молодежь сочувствовала исканиям Шуберта, приветствовала в его произведениях тяготение к национально-демократическому искусству. В его песнях и бал­ладах она чувствовала дух национальной поэзии, воплощение ху­дожественных идеалов нового поколения.

В 1813 году Шуберт ушел из Конвикта. Под сильным давле­нием семьи он согласился стать учителем и, вплоть до конца 1817 года, преподавал азбуку и другие элементарные предметы в школе своего отца. Это была первая и последняя служба в жиз­ни композитора.

В годы, связанные с тяготившей его педагогической деятель­ностью, творческий талант Шуберта развернулся с изумительным блеском. Несмотря на полное отсутствие связей с профессиональ­ным музыкальным миром, он сочинял песни, симфонии, квартеты, духовно-хоровую музыку, фортепианные сонаты, оперы и другие произведения. Уже в этот период в его творчестве ясно обозначи­лась ведущая роль песни. За один только 1815 год, Шуберт сочи­нил более ста сорока романсов. Он писал с жадностью, используя каждую свободную минуту, едва успевая заносить на бумагу обуревавшие его мысли. Почти без помарок и изменений он соз­давал одно законченное произведение за другим. Неповторимое своеобразие каждой миниатюры, поэтическая тонкость их настрое­ний, новизна и цельность стиля возвышают эти произведения над всем, что было создано в песенном жанре предшественниками Шу­берта. В «Маргарите за прялкой», «Лесном царе», «Скитальце», «Форели», «К музыке» и многих других песнях этих лет уже пол­ностью определились характерные образы и выразительные при­емы романтической вокальной лирики.

Положение провинциального учителя становилось для композитора невыносимым. В 1818 году произошел болезненный разрыв с отцом в связи с тем, что Шуберт отказался от службы. Он начал новую жизнь, всецело посвятив себя творчеству.

Эти годы отмечены тяжелой непрекращающейся нуждой. Никакого источника материального дохода у Шуберта не было. Его музыка, получавшая постепенное признание среди демократиче­ской интеллигенции, исполнялась почти исключительно в частных домах и преимущественно в провинции, не привлекая внимания влиятельных лиц в музыкальном мире Вены. Так продолжалось десять лет. Только накануне смерти Шуберта издатели начали покупать у него мелкие пьесы, да и то за ничтожную плату. Не имея средств на наем квартиры, композитор большую часть време­ни жил у своих друзей. Оставшееся после него имущество было оценено в 63 флорина.

Два раза — в 1818 и 1824 годах — под давлением крайней нужды Шуберт ненадолго уезжал в Венгрию, в качестве учителя музыки в семействе графа Эстергази. Относительная обеспечен­ность и даже привлекавшая композитора новизна впечатлений, особенно музыкальных, которые оставили ощутимый след в его творчестве, все же не искупали тяжести положения «придворного слуги» и духовного одиночества.

И, однако, ничто не могло парализовать его душевные силы: ни нищенский уровень существования, ни болезнь, постепенно разрушавшая здоровье. Его путь был непрерывным творческим вос­хождением. В 20-х годах Шуберт жил особенно напряженной духовной жизнью. Он вращался в среде передовой демократиче­ской интеллигенции *.

* К шубертовскому кружку принадлежали И. фон Шпаун, Ф. Шобер, выдаю­щийся художник М. фон Швинд, братья А. и И. Хюттенбревнер, поэт Е. Мейергофер, поэт-революционер И. Зенн, художники Л. Купельвизер в И. Тельчер, студент Э. фон Бауернфельд, знаменитый певец И. Фогль и другие. В последние годы к нему примкнул выдающийся австрийский драматург и поэт Франц Грильпарцер.

Общественные интересы и вопросы полити­ческой борьбы, новейшие произведения литературы и искусства, современные философские проблемы находились в центре внима­ния Шуберта и его друзей.

Композитор остро ощущал гнетущую атмосферу меттерниховской реакции, особенно сгустившуюся в последние годы его жизни. В 1820 году весь кружок Шуберта получил официальное осуж­дение за революционные настроения. Протест против существовав­шего порядка откровенно выражен в письмах и других высказы­ваниях великого музыканта.

«Просто несчастье, как все теперь костенеет в пошлой прозе, и многие люди равнодушно взирают на это и даже чувствуют себя вполне хорошо, преспокойно катясь по грязи в пропасть», — пишет он другу в 1825 году.

«...Уж мудрое и благотворное государственное устройство позаботилось о том, чтобы художник всегда оставался рабом вся­кого жалкого торгаша», — говорится в другом письме.

Сохранилось стихотворение Шуберта «Жалоба народу» (1824), по признанию автора, сочиненное «в одну из тех мрачных минут, когда я особенно остро и болезненно почувствовал бесплодность и ничтожество жизни, характерные для нашего времени». Вот строки из этого излияния:

О юность наших дней, промчалась ты!
Растрачена впустую мощь народа,
И яркого все меньше год от года,
И жизнь идет дорогою тщеты.
В страданиях все тяжелее жить,
Хотя во мне еще остались силы.
Потерянные дни, что мне постылы,
Могли б великой цели послужить...
И лишь тебе, Искусство, суждено
Запечатлеть и действие и время,
Чтобы умерить горестное бремя...*

* Перевод Л. Озерова

И в самом деле, всю свою нерастраченную духовную энергию Шуберт отдал искусству.

Высокая интеллектуальная и духовная зрелость, достигнутая им в эти годы, отразилась в новом содержании его музыки. Большая философская углубленность и драматичность, тяготение к крупным масштабам, к обобщающему инструментальному мышле­нию отличают творчество Шуберта 20-х годов от музыки раннего периода. Бетховен, который еще несколько лет тому назад, в пе­риод безграничного преклонения Шуберта перед Моцартом, иног­да отпугивал молодого композитора своими исполинскими стра­стями и суровой, неприкрашенной правдивостью, теперь стал для него высшим художественным мерилом. Бетховенское — в смысле масштабов, большой интеллектуальной глубины, драма­тической трактовки образов и героических тенденций — обогатило непосредственный и эмоционально-лирический характер ранней шубертовской музыки.

Уже в первой половине 20-х годов Шуберт создает инструмен­тальные шедевры, которые впоследствии заняли место в ряду самых выдающихся образцов мировой музыкальной классики. В 1822 году была написана «Неоконченная симфония» — первое симфоническое произведение, в котором романтические образы по­лучили свое законченное художественное выражение.

В раннем периоде новые романтические темы — любовная ли­рика, картины природы, народная фантастика, лирическое настрое­ние — воплощались Шубертом в песенном творчестве. Его инстру­ментальные произведения тех лет были еще очень зависимы от классицистских образцов. Теперь же сонатные жанры стали у него выразителями нового мира идей. Не только «Неоконченная симфо­ния», но и три замечательных квартета, сочиненные в первой поло­вине 20-х годов (неоконченный, 1820; ля-минорный, 1824; ре-минорный, 1824—1826), соперничают с его песней новизной, красотой и законченностью стиля. Поразительной кажется смелость мо­лодого композитора, который, безгранично преклоняясь перед Бетховеном, пошел по своему пути и создал новое направление роман­тического симфонизма. Столь же самостоятельной в этот период оказывается его трактовка камерной инструментальной музыки, которая уже не следует ни по пути квартетов Гайдна, служивших ему ранее образцами, ни по пути Бетховена, у которого в эти же годы квартет превратился в философский жанр, значительно отличающийся по стилю от его демократических драматизирован­ных симфоний.

И в фортепианной музыке в эти годы Шуберт создает высокие художественные ценности. Фантазия «Скиталец» (ровесница «Нео­конченной симфонии»), немецкие танцы, вальсы, лендлеры, «Му­зыкальные моменты» (1823—1827), «Экспромты» (1827), множество фортепианных сонат можно без преувеличения оценить как новый этап в истории музыкальной литературы. Свободная от схема­тического подражания классицистской сонате, эта фортепианная музыка отличалась небывалой лирико-психологической выразительностью. Выросшая из интимной импровизации, из бытового танца, она основывалась на новых романтических художественных средствах. Ни одно из этих творений не прозвучало с концертной эстрады при жизни Шуберта. Слишком резко расходилась глубо­кая, сдержанная фортепианная музыка Шуберта, проникнутая тонким поэтическим настроением, с развивающимся в те годы пианистическим стилем — виртуозно-бравурным, эффектным. Да­же фантазия «Скиталец» — единственное виртуозное фортепиан­ное произведение Шуберта — была настолько чужда этим требо­ваниям, что только аранжировка Листа помогла ей достигнуть популярности на концертной эстраде.

В хоровой сфере появляется месса As-dur (1822)—одно из самых оригинальных и сильных произведений, созданных в этом старинном жанре композиторами XIX века. Четырехголос­ным вокальным ансамблем «Песнь духов над водами» на текст Гёте (1821) Шуберт открывает совсем неожиданные красочно-выразительные ресурсы хоровой музыки.

Он вносит изменения даже в песню — область, в которой чуть ли не с первых шагов Шуберт нашел законченную романтическую форму. В песенном цикле «Прекрасная мельничиха» (1823) на тексты поэта Мюллера ощущается более драматическое и углуб­ленное восприятие мира. В музыке на стихи Рюккерта, Пиркера, из «Вильгельма Мейстера» Гете и других заметны большая свобо­да выражения и более совершенное развитие мысли.

«Слова скованы, но звуки, к счастью, еще свободны!» — сказал про меттерниховскую Вену Бетховен. И в творчестве последних лет Шуберт выразил свое отношение к мраку окружающей его жизни. В ре-минорном квартете (1824—1826), в песенном цикле «Зимний путь» (1827), в песнях на тексты Гейне (1828) с поражающей силой н новизной воплощена трагедийная тема. Насыщенная страстным протестом, шубертовская музыка этих лет одновремен­но отличается небывалой психологической глубиной. И все же ни разу ни в одном из поздних произведений трагическое мироощуще­ние композитора не перешло в надломленность, в безверие, в нев­растению. Трагическое в искусстве Шуберта отражает не бессилие, а скорбь о человеке и веру в его высокое назначение. Говоря о духовном одиночестве, оно выражает и непримиримое отношение к мрачной современности.

Но наряду с трагедийной темой в искусстве Шуберта послед­них лет отчетливо проявляются героико-эпические тенденции. Именно тогда он создал свою наиболее жизнеутверждающую и светлую музыку, проникнутую пафосом народности. Девятая сим­фония (1828), струнный квартет (1828), кантата «Победная песнь Мириам» (1828) — эти и другие произведения говорят о стремле­нии Шуберта запечатлеть в своем искусстве образы героики, обра­зы «времени могущества и деяний».

Самые поздние произведения композитора открыли новую не­ожиданную сторону его творческой индивидуальности. Лирик и миниатюрист начал увлекаться монументально-эпическими полот­нами. Захваченный открывавшимися перед ним новыми художест­венными горизонтами, он думал целиком посвятить себя крупным, обобщающим жанрам.

«Я более ничего не желаю слышать про песни, я теперь оконча­тельно принялся за оперы и симфонии», — заявил Шуберт по окон­чании своей последней, С-dur'ной симфонии, за полгода до конца жизни.

Его обогащенная творческая мысль находит свое отражение в новых исканиях. Теперь Шуберт обращается не только к венско­му бытовому фольклору, но и к народной тематике в более широ­ком, бетховенском плане. Возрастает его интерес и к хоровой музыке, и к полифонии. В последний год жизни он сочинил четыре крупных хоровых произведения, в том числе выдающуюся мессу Es-dur. Но грандиозные масштабы сочетались у него с тонкой де­тализацией, а бетховенский драматизм — с романтическими обра­зами. Никогда прежде Шуберт не достигал такой многогранности и глубины содержания, как в своих самых последних творениях. Композитор, сочинивший уже более тысячи произведений, стоял в год смерти на пороге новых грандиозных открытий.

Конец жизни Шуберта был ознаменован двумя выдающимися событиями, происшедшими, однако, с роковым опозданием. В 1827 году Бетховен высоко оценил несколько песен Шуберта и выразил желание познакомиться с произведениями молодого автора. Но когда Шуберт, преодолев застенчивость, пришел к ве­ликому музыканту, Бетховен уже лежал на смертном одре.

Другим событием был первый авторский вечер Шуберта в Вене (в марте 1828 года), прошедший с огромным успехом. Но через несколько месяцев после этого концерта, который впервые привлек к композитору внимание широкой музыкальной общественности столицы, его не стало. Смерть Шуберта, наступившая 19 ноября 1828 года, была ускорена длительным нервным и физическим истощением.


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова