Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Знакомство с театром «Ла Скала». «Любовный напиток»

Глава №16 книги «Песни. Опера. Певцы Италии»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Эта опера появилась в тот момент, когда итальянские театры были наводнены операми-буфф, когда только что наметился переход к музыкальной комедии, более близкой новому зрителю начала XIX века.

Доницетти нашел в комедии Скриба, положенной в основу оперы, персонажи, которые были знакомы ему с детства, правда, многое в них было данью традициям парижского ярмарочного театра. В Белькоре, смешном своей преувеличенной галантностью, композитор узнал того самого бравого сержанта, кумира деревенских мальчишек, который шествовал во главе взвода по пыльным улицам его родного селения, подкручивая усы одной рукой и молодцевато подбоченясь другой. Мальчишки не спускали с сержанта восхищенных глаз и, стараясь не отстать от него, подравнивали шаг... Гротескно-комичный Дулькамара напомнил композитору ловких и веселых шарлатанов, смышленых мошенников, обманывавших наивных и доверчивых людей. И, наконец, в Адине и Неморино композитор рассмотрел то, что заставило его взяться за перо и в четырнадцать дней создать оперу, явившуюся целой эпохой в итальянской музыкальной комедии.

Доницетти проникся сочувствием к скромному деревенскому парню, изображенному в комедии Скриба смешливым дурачком. Сочувствие заставило композитора отойти от шуточно-комедийного разрешения сюжета и наделить своего юного героя чертами, которые привлекли к нему симпатии зрителей, а следовательно, и симпатии Адины, полюбившей Неморино не потому, что он стал богатым наследником, а потому, что "он хороший, добрый и достоин любви".

В "Любовном напитке" черты романтизма уживаются с комизмом оперы-буфф. Доницетти не хотел лишать образы Белькоре и Дулькамара буффонно-комических черт - это противоречило бы духу времени. Но он совершенно изменил трактовку двух главных персонажей. Вместо комедии положений он создал комедию характеров. Поэтому финал оперы звучит не как благополучное завершение комедии, а как естественное заключение истории одной любви.

Музыкальный язык четырех главных персонажей, разумеется, не одинаков: Белькоре и Дулькамара обрисованы в основном с помощью нарочито прямолинейных, условно-буффонных музыкальных приемов, тогда как Адина и Неморино наделены мелодичным, поэтически выразительным музыкальным языком.

Мне посчастливилось услышать в "Ла Скала" "Любовный напиток" в замечательном исполнении: Джузеппе Ди Стефано - Неморино, Рената Скотто - Адина, Этторе Бастианини - Белькоре и Джузеппе Таддеи - Дулькамара. У них трудно было найти даже маленькие погрешности - так естественно, легко, непринужденно играли они своих героев.

Зритель вводится в атмосферу спектакля еще до его начала, с помощью малого занавеса, служащего как бы иллюстрированным титульным листом. На этом "титуле" нарисован еще один занавес, каким обычно пользовались театры комедии-буфф, приоткрывающий любовную сценку - на скамейке, обнявшись, сидят юноша и девушка. Над ними - луна. Над луной афиша, на ней крупными буквами выведено: "Любовный напиток". По бокам два амура с натянутыми луками, каждый целит в своего избранника...

Под звуки светлой и радостной увертюры занавес поплыл вверх. Солнцем залило сцену. Вдали раскинулись золотистые поля, обрамленные грядой зеленых холмов. Узкой лентой вьется сельская дорога. Около деревенской таверны в тени деревьев расположились на короткий отдых крестьяне. Их яркие народные костюмы оживляют сцену. Можно подумать, что люди собрались на какой-то праздник. Но в руках у них косы и серпы, и по тому, как они устало опускаются на землю и, развязав узелки, с аппетитом принимаются за еду, зритель догадывается, что они возвратились с жатвы. Крестьяне естественны, их позы правдивы и убедительны. Нужно сказать, что массовые народные сцены в "Ла Скала" всегда отличаются хорошим игровым нервом. Это одна из сильных сторон театра. Искусно выполнены декорации. Они органически дополняют действие. В этом заслуга главного художника Николая Александровича Бенуа и художника-исполнителя Марио Веллани Марки.

...На ярко-красной арбе, запряженной осликом, подъезжает к таверне Неморино. Простой крестьянский парень, добрый и простодушный. Он любит Адину. Но девушка богата, и Неморино из боязни быть осмеянным скрывает свое чувство. Он мало говорит и часто вздыхает. Адина сидит на лавочке около таверны и читает историю Тристана и Изольды. Издали наблюдая за ней, Неморино поет свою первую арию. Ди Стефано исполняет ее изящно и выразительно, создавая обаятельный образ. Голос певца юношески свеж. Невольно забываешь, что сегодня это один из прославленных теноров, за плечами которого большой творческий путь, и видишь нескладного и простоватого деревенского парня, который мучается и переживает. Ему обидно, что над ним смеются за то, что он, увы, влюблен в Адину... Ди Стефано в раскрытии образа Неморино нередко прибегает к комическим эффектам, например, когда он, томясь нетерпением, ожидает действия любовного напитка. Но они служат артисту для естественного выражения характера героя. Поэтому Неморино не комичен, а лишь трогательно смешон в своей наивной простоватости.

Достойной партнершей Ди Стефано была совсем молодая певица Рената Скотто. Если Неморино был медлительным, застенчивым, не смеющим и словом обмолвиться о своей любви, то Адина была полной его противоположностью: темпераментная, подвижная, смелая, привыкшая командовать парнями и задирать их, она вызывала у Неморино восхищение и... робость. Он немножко даже побаивался ее. У Ренаты Скотто было все, что нужно для образа: молодость, гибкий, звонкий голос, которым она очень хорошо владеет, незаурядный артистический темперамент. Редкое сочетание: молодость, голос и артистический темперамент. Как часто, к сожалению, два последних компонента раскрываются тогда, когда уходит первый.

...В деревню под звуки барабана вступает отряд бравого сержанта Белькоре. Молодцеватый сержант сразу проявляет себя: не успел он увидеть Адину, как тут же начинает с ней любезничать. Ухаживание сержанта, вначале чисто комедийное, с нарочитыми прищелкиваниями шпорами и кручением усов, врастая в действие и подчиняясь ему, становится все более естественным и перестает быть смешным, потому что зритель верит, что так может быть или так могло быть.

...Белькоре, щелкнув шпорами, преподносит Адине букет полевых цветов. Что же, Адина не прочь принять ухаживания сержанта: он ей чуточку даже нравится. Белькоре, вдохновившись, выгнул грудь колесом: "По глазам твоим читаю, в сердце след твоем оставил, я галантный кавалер..." И тут же, отбросив всякую галантность, сержант без обиняков приступил "к делу". С наигранным жаром он восклицает: "Хочешь, мы повенчаемся... через несколько дней..." Но буффонный комедийный прием быстро исчерпывается, так как сцена снова приобретает жизненность и правдивость. В своей арии Белькоре раскрывается как человек, которому не чужды увлечение и... любовь с первого взгляда. Начало арии Бастианини исполняет в стиле оперы-буфф, с элементами комедийной выразительности, рассчитанными на то, чтобы посмешить публику: ужимки, подмигивания, комедийные интонации. Но когда Белькоре от рассуждений вообще переходит к конкретному изложению своего отношения к Адине, сцена приобретает реалистическое звучание. Бастианини здесь очень хорош. Приятно поражает легкость, с которой он поет и играет. Вернее, играет и поет, ибо Бастианини в этой сцене именно играет, пение же ему служит дополнительным, правда, очень выразительным средством. Обращает на себя внимание, что Бастианини поет совершенно свободно и уверенно. Он не старается подать голос, задержаться на фермате. В нем чувствуется мастер с хорошим вкусом, с верным пониманием музыкального и сценического содержания образа.

Из всех персонажей оперы комичным от начала до конца является прославленный доктор Дулькамара. Если не считать заключительной сцены третьего действия, когда жители деревни прощаются с ним и он, расчувствовавшись, забывает о своем высоком звании, можно сказать, что Дулькамара единственный, кто только смешит и игрой и голосом. Таддеи придерживается комедийной трактовки образа (у Доницетти доктор Дулькамара тоже самый "смешной" образ). Артист блестяще владеет характерной интонацией, у него настоящий бас-буффо. И поет он словно играючи, причем настолько выразительно, что больше уже ничего не требуется - голос сам говорит за себя.

...С веселым звоном колокольчиков въезжает в деревню коляска Дулькамары. За ней бежит ватага ребятишек. Доктор стоит во весь рост и, без устали расхваливая себя и свои лекарства, предлагает жителям купить их. У него, универсального доктора Дулькамары, есть всякие порошки и микстуры, излечивающие от любых болезней. Неморино мучительно борется с собой. Наконец, решается: "А нет ли у вас любовного напитка?" Даже бывалый Дулькамара, услышав такое, сначала опешил, но, сообразив, в чем дело, тут же вытащил из кармана пузырек с какой-то жидкостью и, аттестовав ее как самое верное средство, с достоинством благодетеля вручает его Неморино. Отпив из пузырька, Неморино становится смелее: завтра напиток начнет действовать и тогда...

Тем временем события в деревне идут своим чередом. Галантный кавалер сержант Белькоре настаивает на том, чтобы свадьба его с Адиной состоялась как можно быстрее. Но Неморино спокоен. Он хлебнул "любовного напитка" и знает, что завтра Адина сама будет за ним бегать, а сегодня он может и потешиться. И всегда застенчивый Неморино становится смелым. Он садится на скамейку у таверны, раскладывает аккуратно еду и поет во все горло: ла-ра-ла, ла-ра-ла, ла-ра-ла. Увидев Адину, он хотел было бежать к ней, но сдержал себя: "Зачем торопиться, завтра все решится..." Адина удивлена. Неморино сидит себе на лавочке, дерет глотку и не обращает на нее никакого внимания!.. Подойдя к нему и подперев руки в бока, с усмешкой спросила: "О, ты весел сегодня. Мой совет тебе пришелся, видно, по вкусу?" - "А что? Попробую хоть раз и я повеселиться!" - в тон ей отвечает Неморино. "Ах, вот как! - восклицает Адина, - я буду счастлива, коль так, но... но... еще посмотрим...". В этот момент появляется галантный сержант Белькоре. Адина кокетничает с ним. Поощренный Белькоре восклицает: "О, радость моя, когда же свадьба?" - "Скоро", - громко говорит Адина, исподтишка наблюдая за Неморино. Услышав ответ, Неморино даже привскочил, но, вспомнив про "любовный напиток", расхохотался. Белькоре, возмущенный нахальной выходкой Неморино, недвусмысленно пообещал отдубасить его. Но Неморино расхрабрился, он и сам не прочь подраться. Адина обижена: "Он смеется? Ему все равно?" Желая наказать Неморино, она громко говорит Белькоре: "Он просто мальчишка, он вбил себе в голову, что я должна его полюбить. Он ненормальный". Воспрянувший Белькоре берет Адину под руку. Неморино во все глаза смотрит на эту сцену, не понимая, как у сержанта хватает смелости так вести себя. Окружающие смеются над изумленным Неморино, и он, посрамленный, забыв о чудодейственном напитке, садится в сторонке и плачет.

Сцена очень трогательная. Зритель испытывает жалость к незадачливому парню, именно здесь он видит, что Неморино не условно-комедийный персонаж, а вполне определенный характер.

...Адина случайно узнает от Дулькамары, что Неморино согласился пойти в солдаты, чтобы получить деньги и заплатить за любовный напиток. Адину тронул поступок Неморино. Отряд Белькоре получает приказ покинуть деревню. Именно в этот момент новоиспеченный солдат неожиданно становится наследником большого состояния. Правда, об этом в деревне уже все знают, кроме самого Неморино. Девушки, которые еще недавно только хихикали над ним, окружают Неморино заботой и вниманием. Не зная еще о завещании дядюшки, он приписывает это действию волшебного напитка. Ведь не зря же он потратился на него. Адину задел успех Неморино. Вездесущий Дулькамара, решив, что Адина оказалась в затруднительном положении, предлагает и ей любовный напиток. Но Адина отвергает помощь доктора: "Нежный взгляд, улыбка, ласка может каждого увлечь. Надо только постараться..." Рената Скотто поет арию задорно, темпераментно, и в то же время в голосе ее появляются первые лирические нотки. Ария Адины - ответ на любовь Неморино. Адина стала нежной и ласковой.

В музыке, в дуэте Адины и Дулькамары, в арии Адины и, наконец, в знаменитой арии Неморино, которую Ди Стефано поет с неподражаемой искренностью и задушевностью, образы героев предстают вполне жизненными, правдоподобными. Но над всем этим витает любовный напиток! "Всему виной лишь он один", - думает Неморино. Даже Дулькамара, уж на что безбожный мошенник, и то проникся верой в чудодейственную силу своего зелья! Это последний комедийный штрих, он делает сцену условной, но условность исчезает, когда Адина и Неморино, объясняясь друг другу в любви, как бы перестают "играть в спектакль" и становятся просто любящими друг друга юношей и девушкой.

В финальной сцене, в проводах Дулькамары, уже нет ничего комедийного. И хотя люди, собравшиеся проводить прославленного целителя человеческих недугов, весело кричат ему вслед: "Да здравствует великий Дулькамара - самый лучший из всех докторов!" - сцена не становится ни комичной, ни смешной. Комизм здесь как бы затухает, а вместе с ним уходят и "действующие персонажи", уступая место живым людям. Адина и Неморино стоят обнявшись в стороне и последним прощальным взмахом руки как бы заканчивают театральное действие.

В постановке "Ла Скала" опера Доницетти звучит правдиво благодаря интересной и реалистической трактовке образов Адины и Неморино, живым персонажам Белькоре и Дулькамара, колоритным народным сценам.

Народность в опере - ее первое достоинство; это и крестьяне, отдыхающие в жаркий полдень, и ребятишки, радостно встречающие приход в деревню отряда бравого сержанта Белькоре, и свадьба, на которую приглашена чуть ли не вся деревня; прекрасны в своей достоверности комические сцены с Дулькамарой, когда он под звон колокольчиков, сопровождаемый торжественным эскортом вездесущих мальчишек, въезжает на главную деревенскую площадь, а потом, стоя в коляске, расхваливает себя и свои лекарства... Тут много юмора, чисто комедийных моментов, но больше всего здесь от жизни.

А когда Белькоре со своим отрядом покидает деревню и когда уезжает доктор Дулькамара, то люди провожают их так же, как провожают в любой деревне - всем миром, весело и шумно.

Спектакль оставляет глубоко волнующее впечатление благодаря своему светлому, жизнерадостному настроению. Все в нем - даже декорации, костюмы и световое оформление - пело, говорило, утверждало любовь и счастье.

В сезоне 1957/58 года "Любовный напиток" был одним из немногих спектаклей, по адресу которого миланской музыкальной критикой было высказано много лестного. Музыкально-театральный журнал "Ла Скала" поместил о "Любовном напитке" хвалебную рецензию, что не часто случается на его страницах. В ней отмечалось, что "Любовный напиток" - блистательный, живой спектакль". Высоко оценивалась работа дирижера Нино Санцоньо и режиссера Энрикеса, создавших художественно цельное зрелище.

Большой похвалы были удостоены исполнители главных партий. Двадцатитрехлетней Ренате Скотто, которая "не только хорошо владеет своим красивым звучным голосом, но и отлично играет", критик пожелал "еще больше раскрыть в ближайшем будущем свое замечательное дарование". А это означало, что певица имела все необходимые качества, чтобы стать звездой первой величины. "Джузеппе Ди Стефано... несравненный исполнитель партии Неморино... Даже голос певца, обычно сильный и страстный, был удивительно мягким и нежным и как нельзя лучше подходил к скромному деревенскому юноше...". О Бастианини и Таддеи было сказано, что они "дополнили дуэт Ди Стефано и Скотто, составив вместе с ними прекрасный ансамбль".


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова