Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Элисо Вирсаладзе (Eliso Virsaladze)

16.04.2011 в 22:44.
Элисо Константиновна Вирсаладзе / Eliso Virsaladze

В выборе жизненного пути далеко не последнюю роль играют семейные традиции. Элисо росла в артистической атмосфере. "Я никогда не думала о том,- вспоминает она,- стану или не стану концертирующей пианисткой. Просто играла, потому что люблю Музыку". Ее бабушка - профессор А. Д. Вирсаладзе была, можно сказать, старейшиной грузинской пианистической школы. У нее и училась в Тбилисской консерватории до 1965 года молодая пианистка. Уже в студенческую пору ей сопутствовал успех в соревнованиях разного ранга: сперва серебряная медаль Всемирного фестиваля молодежи в Вене (1959), затем третьи премии на Всесоюзном конкурсе 1961 года и Втором Международном конкурсе имени Чайковского (1962). Важной вехой в творческой биографии Вирсаладзе стал 1966 год: он принес ей победу на Международном конкурсе имени Шумана в Цвиккау. Тогда же она начала заниматься в аспирантуре Московской консерватории у Я. И. Зака. В дальнейшем она стала здесь преподавателем и в 1975 году получила звание доцента.

Симпатии слушателей Вирсаладзе завоевала, однако, уже своими выступлениями на конкурсе имени Чайковского. Его игра была отмечена особой поэтичностью, романтической взволнованностью, обаянием искренности и непосредственности. Именно на эти качества молодой пианистки обращал в свое время внимание Я. В. Флиер: "Прекрасное впечатление оставила Элисо Вирсаладзе, Ее игра удивительно гармонична, в ней чувствуется настоящая поэзия. Пианистка превосходно понимает стиль исполняемых произведений, передает их содержание с большой свободой, уверенностью, непринужденностью, настоящим художественным вкусом". Вполне солидарны были с ним и другие специалисты. Так, профессор Уральской консерватории И. Зетель писал: "В органичности, простоте высказывания один из главных „секретов" творческого облика Вирсаладзе. Своеобразие ее почерка нигде не противоречит авторской воле и проявляется прежде всего в поэтическом постижении подлинника". С ним соглашался и К. Аджемов: "Игра ее удивительно естественна, подобна плавно льющейся речи. Захваченная музицированием, Вирсаладзе умеет в пределах целого приковать внимание к каждому штриху и интонации".

Чрезвычайно отрадно, что все эти черты со временем не потускнели, а лишь помножились на приобретенный опыт и зрелое мастерство. Можно сказать, что сохранились и основные репертуарные склонности пианистки, хотя и они претерпели естественную эволюцию. Быть может, гармоничность художественного склада заставляет ее столь часто обращаться к музыке Моцарта (концерты, сонаты и другие сочинения). Еще более обширное место в ее репертуаре занимают шумановские страницы - Фантазия до мажор, "Карнавал", Концерт (он был избран ею и для финала конкурса имени Чайковского), "Крейслериана", "Арабески", Симфонические этюды... И это тоже закономерно. Весь образный комплекс этих произведений соответствует внутреннему настрою пианистки и на нынешнем этапе ее творческого пути. "По всему складу и характеру эстетического мышления Вирсаладзе - темпераментный романтик. Мир в ее видении необычайно ярок, полон поэтики, взрывчатых контрастов, в нем тонко и вдохновенно переплетаются страстная стремительность и сосредоточенное созерцание, буйство красок и графическая точность линий, напряженная экспрессия и умиротворенность покоя..." (В. Дельсон).

И еще одно свидетельство из концертного обзора 80-х годов: "Мир причудливо-фантастических, захватывающих то волшебной, ирреальной красотой, то внезапной сменой эмоционально-психологических состояний близок Э. Вирсаладзе, пианистке явно романтического склада... Эта способность фиксировать казалось бы неуловимые душевные движения - особое качество Вирсаладзе-интерпретатора. Пианистка подчиняет подобной художественной задаче весь арсенал исполнительских средств - от редкой красоты тембровой палитры до стратегически ясного, предельно целесообразного развертывания драматургического целого... Кажется, что в исполнительском облике Вирсаладзе счастливо соединились пылкий Флорестан и созерцательно-лиричный Эвзебий".

Не следует думать, что Вирсаладзе ограничивает себя лишь сферой, изначально близкой ее художественной натуре. Качества, о которых говорилось, так или иначе окрашивают и другие слагаемые репертуара артистки - музыку Гайдна и Бетховена, Листа и Шопена, Скрябина и Прокофьева и других выдающихся композиторов.

За последние годы большой удельный вес в программах пианистки приобрела музыка Моцарта. Во многих городах слушатели познакомились с ее интерпретацией фортепианных концертов композитора. Так, петербургский рецензент С. Мальцев обращает здесь внимание прежде всего на изумительную естественность и подкупающую простоту интонирования тематического материала - как жанровых тем в быстрых частях, так и в особенности замечательных медленных тем средних частей. "Такая естественность и искренность, пишет критик, несомненно не только чисто музыкального свойства: за ними стоит сама личность артистки, ее общая жизненная позиция, и именно в этом, в единстве художника и человека, без сомнения „секрет" действенности ее искусства".

...Еще в юности, как признается Элисо Вирсаладзе, она все любила делать сама - "правильно или неправильно, но сама. Наверное, это в моем характере". Да, это в ее характере, цельность и самостоятельность которого ощущаются в подходе пианистки к любому сочинению. Всюду остается она самой собою, никогда не попадает под власть трафаретов, привычных штампов. В ее интерпретациях всегда есть элемент открытия. А это, как известно, больше всего ценится истинными поклонниками музыкального искусства.

Григорьев Л., Платек Я., 1990

Публикации


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова