Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Седьмая симфония Шостаковича

Глава №82 книги «Артуро Тосканини. Великий маэстро»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Весной 1942 года до маэстро дошла весть о том, что в осаждённом Ленинграде композитор Шостакович создал Седьмую симфонию, страстным языком музыки рассказывающую о неимоверных страданиях русских людей в великом городе, о их героической стойкости и борьбе с врагом. Тосканини загорелся желанием первым исполнить её в Соединённых Штатах, где о войне в России почти ничего не знали, а порой имели просто искажённое представление. Право дирижировать новым произведением замечательного композитора оспаривал также Стоковский, который, ссылаясь на своё славянское происхождение, считал, что сможет глубже вникнуть в эту музыку.

Тосканини доказывал: исполнение им произведения, сочинённого в героическом осаждённом городе, продолжит его борьбу с фашизмом, какую он ведёт уже 20 лет. Честь представить американским слушателям Седьмую (Ленинградскую) симфонию Шостаковича выпала на долю Артуро Тосканини.

Однако партитура долго не могла попасть к нему в руки. Её сложно было переправить через океан, где патрулировали немецкие подводные лодки. Партитуру — лист за листом — отсняли на фотоплёнку, и негативы кружным путём через Ташкент, Ашхабад, Иран, Ирак, Египет, Средиземное море и Атлантику (с юга, минуя минные поля) — доставили в Нью-Йорк. Тосканини исполнилось 75 лет, когда он с жаром принялся за изучение симфонии. Маэстро торопился. Даже отложил летний отдых. Три дня не выходил из своего кабинета на девятом этаже студии "ЭнБиСи", где висели портреты Бетховена, Брамса и Вагнера. На пятый день он знал партитуру симфонии наизусть. Могучий талант композитора Шостаковича оказался сродни могучему дирижёрскому таланту Тосканини. После многих репетиций, наконец-то удовлетворённый маэстро вздохнул с облегчением.

–– Она вот так написана. Теперь пусть другие начинают свои интерпретации.

На первом исполнении Седьмой симфонии Шостаковича 19 июля 1942 года в студии Радио-Сити собрался весь музыкальный Нью-Йорк. Тосканини и оркестр превзошли себя.

Концерт транслировался по радио на весь мир. Седьмая симфония Дмитрия Шостаковича произвела на слушателей огромное впечатление.

«Когда Тосканини последним взмахом своей палочки завершил поистине грандиозный финал симфонии, — писал один из видных американских музыкальных критиков, — я думаю, каждый из присутствующих в зале повернулся к своему соседу и сказал:

–– Какой дьявол может победить народ, способный создавать музыку, подобную этой!»

Седьмую симфонию Тосканини записал на пластинки. Дирижёр переслал их автору. Записи вручили композитору перед майским праздником 1943 года. Шостакович ответил дирижёру телеграммой:

"23 апреля в обществе друзей слушал запись Вашего исполнения моей Седьмой симфонии. Примите мою горячую благодарность за наслаждение, какое я получил от этого прослушивания. Шлю Вам наилучшие пожелания!"

В одной из бесед с коллегами Тосканини после прослушивания пластинки с записью Седьмой симфонии наглядно раскрыл некоторые особенности своего исполнения этого великого сочинения:

–– Всё дело в звучности, в широте и насыщенности звука, в выразительности в пределах темпа, придававших музыке правдивость произнесения… Темп сам по себе ничто, в нём должен быть пульс, он постоянно меняется, подобно биению вашего сердца.

Тосканини поднял руку и начертил на ладони диаграмму, чтобы проиллюстрировать то, о чём говорил. Он провёл вертикальную линию.

–– Это –– темп, –– объяснял маэстро.

Потом, пересекая эту линию, иногда как бы переплетаясь с ней и даже сливаясь с ней, он нарисовал нечто извилистое, похожее на змею, обвившуюся вокруг палки.

–– Это –– путь изменения темпа, –– переплетаясь и обвиваясь, но всегда близко, всегда возвращаясь и никогда вот так… — Тосканини нарисовал линию, уходяшую в сторону от основной. — Потому что иметь в музыке только верный темп, –– заключил маэстро, ― без всего, что его сопровождает, ничего не значит.

Спустя двенадцать лет, в апреле 1954, когда дирижёру исполнилось уже почти девяносто лет, великий пианист Эмиль Гилельс перед началом своих гастролей в Соединённых Штатах посетил Тосканини. Гилельс оставил яркие воспоминания об этом взволновавшем его событии:

«Поистине незабываемой стала встреча с великим итальянским дирижёром Артуро Тосканини. Попробую вкратце описать нашу поездку к нему.

Вместе с Владимиром Горовицем и его женой Вандой (дочерью Тосканини) мы отправились в загородную резиденцию дирижёра в Ривердейле, в пригороде Нью-Йорка. Наша машина влилась в бесконечный поток одностороннего движения. Впереди –– море красных огоньков движущихся машин, справа –– Манхэттен с небоскрёбами. Но вот машина свернула с магистрали, и вскоре мы въехали в сад, окружающий небольшую виллу, где живёт Тосканини. Машина остановилась перед чёрной решётчатой дверью. Входим в сад. Близко река Гудзон. Запах хвои.

Идём в дом –– мимо огромных клеток, из которых доносится немолчное щебетание птиц. В гостиной к нам вышел Тосканини –– в чёрном сюртуке с высоким воротником. Он небольшого роста. Ножиданно молодое лицо. Из-под густых бровей светятся усталые, но живые глаза. Тосканини встретил нас очень приветливо. Начался разговор (правда, усложнённый необходимостью двойного перевода: с итальянского на английский, затем на русский и наоборот).

Тосканини ждал нашего прихода, чтобы вместе послушать одну из своих любимых записей –– Седьмую симфонию Шостаковича.

–– Я исполнил её в 1942 году, –– сказал маэстро, –– впервые в Соединённых Штатах.

Раздались первые звуки симфонии –– и Тосканини весь ушёл в музыку. Он словно дирижировал невидимым оркестром, лёгким движением пальцев указывая вступление отдельных групп, даже поворачиваясь в сторону вступающих инструментов. Лицо его выражало волнение. Потом он сказал по поводу одной из тем Симфонии.

–– Это скорбный плач русской женщины о погибших сыновьях.

После того, как мы окончили слушать музыку, Тосканини много говорил о таланте Шостаковича. Он с гордостью показал нам хранящийся у него старый журнал с портретом композитора и выразил искреннее сожаление, что не смог в своё время приехать в Советский Союз. Он очень высоко ценит творчество русских композиторов, знает современных исполнителей.

Сейчас Артуро Тосканини безвыездно живёт в своём небольшом особняке. Он не расстаётся с музыкой: каждый день обязательно слушает записи по программе, им самим составленной. Прощаясь, мы пожелали Тосканини здоровья и долгих лет жизни, сердечно поблагодарили его за внимание и радушный приём…»


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова