Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Беньямино даль Фаббро. «Унёс секрет своего искусства»

Глава №118 книги «Артуро Тосканини. Великий маэстро»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Легендарная фигура Артуро Тосканини через полвека, когда исчезнут поколения, которые любили его и восхищались им, станет мифической. О нём будут вспоминать, как об Энрико Карузо, Марии Малибран или о Джованни Боттезини (тоже родом, из Пармы), который умел на контрабасе подражать скрипке и любому другому инструменту.

О нём будут говорить, как о тех великих виртуозах музыки, вызывавших восхищение и изумление своих современников. От них ничего не осталось, кроме яркого следа в эпохе, имевшей счастье видеть и слышать их. Паганини дал миру свои Каприччи; их можно отважиться повторить на скрипке. Шопен вместе со своим горящим сердцем передал нам технические чудеса игры на фортепиано...

Но учёные напрасно будут вслушиваться в некоторые оставшиеся от Тосканини пластинки, записанные в первое десятилетие нашего века, чтобы уловить в них столь знаменитое волшебство, каким поражало исполнение маэстро. Механическая запись не может точно повторить всю стройность звуковых сочетаний инструментов. И ничего больше не осталось, что могло бы подтвердить славу дирижёра и громкие возгласы одобрения публики, звучавшие почти целое столетие.

К сожалению, уроки Тосканини, как только исчезнут ощущения восторга от его исполнения у слушателей, непосредственно присутствовавших на концертах, эти уроки могут быть утеряны, если их не собрать в единое художественное целое.

В самом деле, Тосканини, хотя и сформировался как диржер в прошлом веке, принадлежал к нашему времени по своей абсолютной специализации. Он не был музыкантом-исполнителем, как Лист, например, но исполнителем-музыкантом. Его вклад в музыкальную культуру ограничился исполнительской виртуозностью, особым гедонистическим пониманием искусства.

Мы вовсе не собираемся утверждать, будто Тосканини ничего не оставил нам. Наоборот, он научил многому, но немногих, и всегда в личном общении. Он внушал музыкантам необходимость уважать партитуру, тщательно согласовывать общее с деталями, показал важность глубокой смысловой связи оркестра со сценическим действием, осудил манию певцов к самопоказу, утвердил необходимость предварительной работы на репетициях, которые должны повторяться до тех пор, пока исполнение не будет достойно творения композитора, требовал идеального мастерства, ибо оно служит основой для взлёта к вершинам искусства.

Всё это хорошо знают артисты, которые с волнением следовали за его суровой и волшебной палочкой, на себе испытывали вспышки гнева маэстро, доходившие до неистовства, и примирялись с ними, так как его "магические" требования вызывались совершенным владением необходимыми средствами и знанием цели, какой он хотел достичь.

Насколько известно, Тосканини не оставил никаких работ по эстетике, ни личных заметок о своей долгой и напряжённой работе. Не существует и "школы" Тосканини даже в узком значении какого-либо особого исполнительского направления или определённых приёмов дирижирования оркестром. Тосканини унёс с собой секрет своего искусства.

Воссоздать его эстетические оценки, разгадать тайны поразительной простоты его исполнения, когда казалось, что под его палочкой партитура раскрывалась сама собой, без всяких усилий дирижёра-интерпретатора, – всё это доверено памяти тех, кто слушал его.


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова