Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Роберт Бергмен. «Ради любви к музыке!»

Глава №117 книги «Артуро Тосканини. Великий маэстро»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Широко распространено мнение, будто Тосканини действует на музыкантов гипнотически, подобно магу и волшебнику. Нет, Тосканини не маг и не волшебник, он гениальный психолог!

Его манера держаться исключительно привлекателъна. Маэстро прост, гибок, строен, изящен — "молодой человек с седыми волосами"... Больше всего поражает его взгляд... Его глаза не приказывают, не требуют, не диктуют... Но они говорят, они живут, они выражают. Хотя его взгляд направлен на тех, кто играет, он не видит их, он видит... звук!

Мы репетируем симфонию Гайдна (Часы). Один из пассажей у скрипок — тонкий и деликатный — Тосканини заставляет повторить два, три, четыре раза. Получается правильно, но всё же он останавливает оркестр... "Господа, это очень хорошо... но не хватает улыбки... Попробуйте ещё раз!" Результат невероятный! Нужно послушать, для того чтобы убедиться в этом! В Море Дебюсси он внезапно останавливает оркестр, чтобы сказать трубачам: "Почему вы играете forte? Посмотрите на мою палочку — я играю mezzo forte". И действительно, узоры, которые он рисует своей палочкой, — это подлинные диаграммы.

Репетируя Эгмонта, он слышит, что во втором такте неточно сыграна восьмая. Гнев и негодование Тосканини не знают предела. "Croma! (Восьмая)... Croma!! Croma!!! Что это, детский оркестр?" Он пытается сломать свою палочку, но палочка гнётся и не ломается. Это окончательно выводит Тосканини из терпения. С озлоблением он швыряет палочку на пол... партитура летит в зал... кажется, и пюпитр последует за ней... Но нет! Poco a poco маэстро успокаивается. Репетиция продолжается. Злополучная восьмая на сей раз (и навсегда) оказывается на месте. Неточные интонации некоторых духовых вновь приближают стрелку барометра к "буре". Но мне слышно, как Тосканини тихо говорит себе: "Успокойся, успокойся!.."

Играем Тангейзера (Увертюра и Вакханалия). Почему, когда играешь с Тосканини, получаются все пассажи? Потому что он заставляет "петь" на предельной скорости.

Вот один из методов, которым Тосканини добивается от оркестра "сверхполётности".

Репетируется увертюра Верди к Сицилийской вечерне. "Виолончели! Cantare! Cantare! " Мы стараемся изо всех сил (мы знаем, что Тосканини слыл замечательным виолончелистом).

Музыкальная фраза достигает вершины и замирает. Тосканини холодно говорит: "Как музыкантам я вам ставлю десять, как артистам... два. Ещё раз!" Это замечание вонзается в вас, как шпора. Вы реагируете на него почти болезненно, но теперь музыкальная фраза горит под вашими пальцами и... это как раз то, что хотел Тосканини.

…Репетиция продолжается. Музыканты в изнеможении. Один только Тосканини неутомим и подстёгивает нас: "Per la musica, per la musica!" (Ради музыки, ради музыки (итал.).). Ради музыки все эти мучения, эти взрывы гнева, эти усилия, эти редкие похвалы! Ради музыки! Ради любви к музыке!

Наконец мы готовы.

Концерт. После Эгмонта (первый номер программы) грандиозные овации. Лёгким знаком головы он даёт понять, что удовлетворён нашей игрой и затем поворачивается к публике...


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова