Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Прежде всего музыкант

Глава №4 книги «Артуро Тосканини. Великий маэстро»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Разносторонние музыкальные интересы не помешали Тосканини прекрасно овладеть своим инструментом. В тринадцать лет он настолько блестяще играл на виолончели, что его пригласили в оркестр театра "Коммунале".

Ещё учась в консерватории, Тосканини как виолончелист принял участие примерно в тридцати операх, освоив их практически за своим пультом в оркестре во время публичного исполнения. Это была прекрасная, великолепная школа.

Первой оперой, в которой ему довелось выступить под руководством своих профессоров, стала Африканка Джакомо Мейербера. Он исполнил немало других репертуарных итальянских опер, тщательно изучил их партитуры и одновременно постигал особенности искусства дирижирования.

Тосканини с наслаждением принимал участие во всех этих оперных спектаклях, но ещё больший энтузиазм вызывали у него произведения мало известные, например, одна полузабытая опера Галеви.

В 1884 году семнадцатилетний Тосканини впервые исполнил в театре "Реджо" партию виолончели в опере Рихарда Вагнера Лоэнгрин. В своём дневнике юноша писал:

«Я по-настоящему познакомился с удивительным гением Вагнера. С первой же репетиции, более того — с первых тактов меня захватили волшебные, неземные звуки, а небесные гармонии открыли новый мир, о существовании которого никто даже не подозревал, пока не явился Вагнер с его возвышенной душой и не ввёл нас в этот волшебный мир».

Но ещё раньше, вспоминал Тосканини, когда ему сполнилось одиннадцать лет и он учился в Королевской музыкальной школе, то услышал на одном концерте в Парме увертюру к Тангейзеру. Поначалу он изумился, даже испугался, но со временем ему захотелось полностью освоить новый музыкальный язык.

Уже в консерватории Тосканини старался понять, по какому пути идёт развитие музыки в XIX веке. Он с усердием изучал великих композиторов XVIII столетия, а также новых романтиков. И так же, как многие музыканты, восхищался Вагнером.

В те годы с появлением в Италии опер немецкого гения возникла борьба между любителями итальянского пения и поклонниками музыкальных драм, пришедших из Германии. Враждующие стороны отличались исключительной нетерпимостью, к тому же ими больше руководило чувство ненависти, нежели любовь. Нередко на площадях Италии после спектаклей иноземных опер возникали драки.

Но Тосканини прежде всего музыкант. Он не принимал участия в спорах –– за или против Вагнера. Он утверждал, что музыка, как любое искусство, должна восприниматься без предвзятости, и особенно без самой опасной — национальной.

Не удивительно, что в 1884 году, когда ему, семнадцатилетнему ученику предпоследнего курса консерватории, разрешили играть партию виолончели на самом первом исполнении в Парме Лоэнгрина, его огромное восхищение вагнеровской музыкой было совершенно искренним.

И далее маэстро неизменно следовал эстетическим установкам Вагнера, особенно после того, как внимательно изучил его "Трактат об искусстве дирижировать оркестром". Этот труд, опубликованный в 1869 году, оказал решающее влияние на будущее творчество маэстро.

Когда много позднее его попросили изложить в своей книге основные принципы собственного искусства, Тосканини ответил, что подобную работу делать бесполезно, поскольку всё самое главное о дирижировании содержится в труде Вагнера.

Особенно сильное впечатление произвели на Тосканини соображения немецкого композитора о Девятой симфонии Людвига ван Бетховена. Вагнер, прослушав в 1839 году эту симфонию в исполнении оркестра Парижской консерватории под управлением Франсуа Антуана Хабенека, написал:

«Оркестр научился следить за мелодией в каждом такте бетховенской симфонии и петь её. Чтобы спеть правильно, нужно найти верный темп. Это второе, что на меня произвело впечатление. Старого Хабенека не вдохновляли, конечно, какие-либо эстетические или отвлечённые принципы. Он начисто лишён гениальности, но нашёл "правильный темп", сделав так, что оркестр под его размеренным и старательным управлением вскрыл мелодический смысл симфонии. Наши дирижёры, — продолжает Вагнер, — в сущности ничего не знают о верном темпе, потому что ничего не понимают в пении. Для них музыка — нечто среднее между грамматикой, арифметикой и гимнастикой, и нетрудно понять, что человек, обученный воспринимать её так, может стать хорошим преподавателем в консерватории или каком-нибудь институте "музыкальной гимнастики" — и только. И совершенно невозможно представить, как он может вкладывать душу в музыкальное исполнение».

Отсюда ясно, что не только смысл, но и полемический настрой таких замечаний Вагнера означал необычайно многое для художника с темпераментом Тосканини.


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова