Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Опера Глинки «Руслан и Людмила»

Ruslan and Lyudmila

12.01.2011 в 14:57.

Опера в пяти действиях Михаила Ивановича Глинки; либретто композитора и В. Ширкова по одноимённой поэме А. С. Пушкина. Первая постановка: Петербург, 27 ноября 1842 года.

Действующие лица: Людмила (сопрано), Руслан (баритон), Светозар (бас), Ратмир (контральто), Фарлаф (бас), Горислава (сопрано), Финн (тенор), Наина (меццо-сопрано), Баян (тенор), Черномор (немая роль), сыновья Светозара, витязи, бояре и боярыни, сенные девушки и мамки, отроки, гридни, чашники, стольники, дружина и народ; девы волшебного замка, арапы, карлы, рабы Черномора, нимфы, ундины.

Действие происходит в Киеве и сказочных краях во времена Киевской Руси.

Действие первое

Шумит весельем свадебный пир в гриднице великого киевского князя Светозара. Светозар выдает свою дочь Людмилу за храброго витязя Руслана. Гости славят князя и молодую чету. Печальны лишь два отвергнутых соперника Руслана — хвастливый и трусливый Фарлаф и пылкий, мечтательный Ратмир. Но вот смолкает шумное веселье: все внимают певцу-гусляру Баяну. Вещий Баян предсказывает судьбу Руслана и Людмилы. Их ожидают горе и бедствия, но сила любви сокрушит все преграды к счастью: «За благом вслед идут печали, печаль же — радости залог». В другой песне Баян обращается к далекому будущему. Сквозь мглу грядущих веков он видит певца, который воспоет Руслана и Людмилу и своими песнями прославит родину.

Грустно расставаться Людмиле с отцом, с родным Киевом. Она шутливо утешает неудачливых женихов Фарлафа и Ратмира, со словами привета обращается к избраннику сердца Руслану. Светозар благословляет молодых. Внезапно гремит гром, меркнет свет, и все погружаются в странное волшебное оцепенение:

«Какое чудное мгновенье! Что значит этот дивный сон? И это чувств оцепененье? И мрак таинственный кругом?»

Постепенно мгла рассеивается, но Людмилы нет: она похищена злой таинственной силой. Светозар обещает отдать руку дочери и полцарства тому, кто вернет ее. Все три витязя готовы ехать разыскивать княжну.

Действие второе

Картина первая. В поисках Людмилы Руслан приходит к пещере мудрого старца Финна. Финн открывает витязю, что Людмилу похитил злой волшебник Черномор. Победить же его суждено Руслану. В ответ на вопрос витязя Финн рассказывает ему грустную повесть. Некогда он пас стада на просторных полях своей далекой родины. Молодой пастух полюбил красавицу Наину. Но гордая дева отвернулась от него. Ратными подвигами,славой и богатством решил Финн завоевать любовь Наины. Он отправился с дружиной воевать. Но, вернувшись героем, вновь был отвергнут. Тогда Финн стал изучать искусство колдовства, чтобы силой волшебных чар заставить неприступную деву полюбить себя. Но судьба посмеялась над ним. Когда после томительно долгих лет настал желанный миг, пред Финном предстала, пылая страстью, «старушка дряхлая, седая, с горбом, с трясучей головой». Финн бежал от нее. Наина же, также ставшая волшебницей, теперь постоянно мстит Финну. Конечно, возненавидит она и Руслана. Финн предостерегает витязя от чар злой колдуньи.

Картина вторая. Трусливый Фарлаф уже совсем готов отказаться от поисков Людмилы, но тут ему встречается дряхлая старушка. Это злая волшебница Наина. Она обещает помочь отыскать княжну. Нужно лишь, чтобы Фарлаф возвратился домой и там ожидал ее указаний. Повеселевший Фарлаф предвкушает победу: "Близок уж час торжества моего: ненавистный соперник уйдет далеко от нас!"

Картина третья. Все дальше и дальше на север продолжает свой путь Руслан. Но вот перед ним пустынное поле, хранящее следы битв. Все здесь напоминает о быстротечности жизни, о тщетности земного. Тут и там валяются ратные доспехи, кости и черепа павших воинов. Руслан стоит в глубоком раздумье. "О поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями?" - вопрошает он. Однако витязю нельзя забывать и о предстоящих битвах, и он подыскивает себе мечи щит взамен сломанных в последнем бою. Между тем туман рассеивается, и перед изумленным Русланом возникает огромная живая голова. Увидев витязя, чудовище начинает дуть, поднимая целую бурю. Руслан смело бросается на голову и пронзает ее копьем Под ней оказывается меч. Руслан счастлив – меч пришелся ему по руке.

Голова поверяет Руслану свою удивительную историю. Когда-то их было два брата - великан и карла Черномор. Братьям было предсказано, что они погибнут от одного меча. Добыв с помощью брата чудесный меч, коварный карла отрубил великану голову и силой своего колдовства заставил эту голову сторожить меч в далекой пустыне. Теперь чудесный меч принадлежит Руслану, и в его руках он "злобе коварной положит конец".

Действие третье

Наина, желая погубить витязей, решила завлечь их в свой волшебный замок. Прекрасные девы призывают путника отдохнуть в покоях, полных роскоши и неги. В поисках любимого приходит к замку Наины покинутая Ратмиром Горислава. А вот и сам Ратмир. Но тщетны призывы и моленья Гориславы Ратмир обольщен коварными волшебными девами. Наина завлекла в свой замок и Руслана. Ослепленный чудными видениями, храбрый витязь уже готов забыть Людмилу, как вдруг является добрый Финн. По мановению его волшебного жезла замок лжи и обмана исчезает, Финн возвещает витязям их судьбу:

«Лживой надеждой, Ратмир, не пленяйся, счастье в одной Гориславе найдешь! Будет Людмила подругой Руслана: так решено неизменной судьбой!»

Действие четвёртое

В волшебных садах Черномора томится Людмила. Ничто не может развеять ее печальных дум, ее тоски о милом. Гордая княжна готова скорее умереть, чем покориться злому карле. Между тем Черномор со свитой является проведать пленницу. Чтобы рассеять ее грусть, он приказывает начать танцы. Внезапно трубит рог: это Руслан вызывает Черномора на поединок. Тот повергает Людмилу в волшебный сон, а сам убегает навстречу витязю. И вот с победой приходит Руслан; шлем его обвит бородой побежденного карлы. С ним Ратмир и Горислава. Руслан устремляется к Людмиле, но княжна под властью волшебных чар. Руслан в отчаянии. Скорее в отчизну! Кудесники помогут развеять чары и разбудить Людмилу.

Действие пятое

Картина первая. Лунная ночь. В долине, по пути в Киев, расположились на ночлег Руслан со спящей княжной, Ратмир с Гориславой и бывшие рабы Черномора. Ратмир стоит на страже. Неожиданно рабы Черномора приносят тревожную весть: Людмила вновь похищена, Руслан же бросился на поиски своей супруги. К опечаленному Ратмиру является Финн. Он дает витязю волшебный перстень, который разбудит Людмилу. Ратмир направляется в Киев.

Картина вторая. В княжеской гриднице спит очарованным сном Людмила, привезенная в Киев Фарлафом. Похитив Людмилу с помощью Наины, варяжский витязь, однако, не в силах ее разбудить. Тщетны стоны отца,причитания княжеской челяди: Людмила не просыпается. Но вот слышится топот коней: это едет Руслан с Ратмиром и Гориславой. В руках у богатыря волшебный перстень, который передал ему Ратмир. При приближении Руслана с перстнем Людмила просыпается. Настал долгожданный миг свиданья. Все полно ликования и веселья. Народ славит своих богов, отчизну и Руслана и Людмилу.

В. Панкратова, Л. Полякова


РУСЛАН И ЛЮДМИЛА — волшебная опера М. Глинки в 5 д. (8 к.), либретто В. Ширкова и композитора при участии Н. Маркевича, Н. Кукольника и М. Гедеонова по одноименной поэме А. Пушкина (с сохранением многих стихов подлинника). Премьера: Петербург, Большой театр, 27 ноября 1842 г., под управлением К. Альбрехта.

О замысле «Руслана» Глинка в «Записках» говорит, как обычно, очень скупо, ссылаясь на то, что мысль обратиться к поэме Пушкина ему подал А. Шаховской; упоминает он и о своих беседах с великим поэтом. Задумав оперу при жизни Пушкина и рассчитывая на его помощь (конечно, советчика, а не либреттиста), композитор приступил к сочинению уже после трагической гибели великого поэта. Работа растянулась на пять лет, концепция все более углублялась, обогащалась. Содержание и образы юношеской поэмы Пушкина существенно видоизменились. Это естественно, так как Глинка воспринимал поэму в контексте творчества Пушкина и всего пути, пройденного русским искусством с 1820 г., когда «Руслан» появился в печати. Глинка перевел поэму в иной стилистический и идейный план. В центре оказались не приключения героев, а поиски смысла жизни, этическое начало, утверждение активного деяния, служащего торжеству добра. Глинка близок Пушкину жизнеутверждающим оптимизмом. Первая песня Баяна по образному содержанию — ключ к пониманию жизни как чередования и борьбы светлого и темного начал: «За благом вслед идут печали, печаль же радости залог». Песня Баяна не только предваряет грядущее течение событий, но и провозглашает победу добра. Значит ли это, что оно победит само собой, без борьбы? Музыка утверждает необходимость активного сопротивления. Зерно музыкальной драматургии — баллада Финна, утверждающая деяние как смысл жизни. Перед героями разные дороги, им предстоит сделать выбор. Одни, подобно Руслану, избирают путь добра, другие становятся, пусть пассивно, слугами зла (Фарлаф); третьи отказываются от борьбы во имя бездумного наслаждения (Ратмир). Очищенный в купели любви Гориславы, освобожденный мудрым Финном от чар Наины, Ратмир возвращается на путь света, Фарлаф посрамлен и обманут в своих надеждах. Козни темных сил побеждены.

Глинка, формально сохраняя верность сценарным принципам традиционной волшебной оперы, по существу, взрывает их изнутри. То, что в ней было целью,— смена театральных авантюр, волшебных превращений — становится средством, служащим более высокой цели. Принципы музыкальной драматургии «Руслана» — эпические, а не внешне-событийные. Героико-эпическое начало определяет основное течение музыкального действия, а в его пределах заключен мир то лирических, то гротескных, то буффонных, то философски-медитативных, но всегда поэтических образов. Сопоставляя и противопоставляя Древнюю Русь и сказочный Восток, образы величавые и фантастические, Глинка стремится передать живое движение жизни, внутренний мир своих персонажей. В произведениях эпического склада герои обычно не меняются, а выступают как изначально данные характеры. В опере Глинки образы развиваются: углубляется их психологический строй, перенесенные испытания обогащают героев. Такой путь проходят Руслан и Людмила — от бездумного веселья к радости, завоеванной страданиями. Но даже там, где композитор не дает постепенного раскрытия образа, его действующие лица выступают как носители сложных и глубоких чувств. Такова, например, Горислава, интонации которой, по справедливому замечанию Б. Асафьева, предвосхищают интонации Татьяны у Чайковского.

Особенности музыкальной драматургии, неисчерпаемые богатства красок ставили и ставят перед театром сложную задачу. Первое знакомство с шедевром Глинки в 1842 г. захватило слушателей врасплох: привычные сценарные схемы наполнились новым содержанием. Музыка старых волшебных опер лишь иллюстрировала смену ситуаций — здесь она приобрела самостоятельное значение. Враждебно встретила «Руслана» консервативная печать во главе с Ф. Булгариным. Как и ранее, поддержал Глинку В. Одоевский, к нему присоединились О. Сенковский, Ф. Кони. Первые два спектакля из-за ряда неблагоприятных обстоятельств не имели успеха, начиная с третьего опера все более властно покоряла слушателей (А. Петрова-Воробьева — Ратмир, С. Артемовский — Руслан). Однако суждение о ней как произведении несценичном не развеялось. Партитуру подвергали сокращениям и урезкам, нарушавшим логику музыкального развития. В. Стасов, выступавший на защиту оперы, назвал ее впоследствии «мученицей нашего времени». Традиционный ложный взгляд на «Руслана» как на произведение, явившееся результатом случая, а не продуманной концепции, был опровергнут лишь советским музыковедением, и прежде всего Б. Асафьевым.

Русский театр неоднократно обращался к великой опере. Выдающимися событиями явились ее постановки в петербургском Мариинском театре в 1871 г. под управлением Э. Направника (премьера — 22 октября), а также в московском Большом в 1882 и 1897 гг., и особенно спектакль Мариинского театра в 1904 г. к столетию со дня рождения Глинки, с участием Ф. Шаляпина, И. Ершова, В. Касторского, М. Славиной, И. Алчевского, М. Черкасской и др. Тогда впервые «Руслан» был исполнен без сокращений. Не меньшее значение имел спектакль Большого театра в 1907 г. (премьера — 27 ноября), при участии А. Неждановой, Г. Бакланова и Л. Собинова, в ознаменование 50-летия смерти композитора, и постановка Мариинского театра под управлением Н. Малько в 1917 г. к 75-летию премьеры оперы. В 1867 г. «Руслан» был с большим успехом исполнен в Праге под управлением М. Балакирева.

Опера Глинки — украшение отечественного репертуара; в лучших постановках (например, Большого театра в 1948 г.) удалось преодолеть распространенный «феерический» подход, характерный, в частности, для спектакля Большого театра 1937 г., где на сцене появлялся живой слон! Многие годы в репертуаре ленинградского Театра им. Кирова сохранялась постановка 1947 г. (дирижер Б. Хайкин). 2 мая 1994 г. в Мариинском театре состоялась премьера совместной постановки с Оперой Сан-Франциско в возобновленных декорациях А. Головина и К. Коровина (дирижер В. Гергиев, режиссер Л. Мансури), в 2003 г. к «Руслану» обратился Большой театр (дирижер А. Ведерников, режиссер В. Крамер).

На протяжении долгой сценической истории оперы в ней выступали крупнейшие мастера русского музыкального театра: О. Петров, С. Артемовский, А. Воробьева, И. Мельников, Ю. Платонова, Д. Леонова, Е. Лавровская, Е. Мравина, П. Радонежский, С. Власов, Е. Збруева, Ф. Стравинский, Ф. Шаляпин, М. Славина, А. Нежданова, М. Черкасская, П. Андреев, И. Ершов, П. Журавленке, Е. Степанова, В. Барсова, М. Рейзен, А. Пирогов, И. Петров, С. Лемешев, Г. Ковалева, Б. Руденко, Е. Нестеренко и др. Среди исполнителей партии Руслана одним из лучших был В. Касторский, обладатель голоса редкой красоты и лирической прелести, столь редкой среди басов. Э. Старк пишет: «Давая совершенно достаточную звучность во всех тех местах, где на первый план выступает богатырство Руслана, он [Касторский] с исключительным мастерством освоил ту музыку, что рисует в Руслане размышляющего и любящего человека. Это убедительно звучало еще в I акте („О, верь любви моей, Людмила") и разворачивалось в яркую образную картину в арии „О поле, поле...", где столько было сосредоточенного настроения и глубокого чувства. По законченному постижению стиля музыки можно сказать, что здесь сам Глинка говорил устами Касторского». Столь же высоко оценил исполнение Касторским партии Руслана Б. Асафьев. Он писал: «Приветствовать и радоваться — вот что остается мне сделать в данной заметке... Мастерство пения, в особенности в мелосе Руслана с его могучей выразительностью, приковывает к себе внимание бесповоротно и неотразимо».

Партию Руслана исполнял и Шаляпин, однако вершины гениальный артист достиг в Фарлафе, превзойдя двух своих славных предшественников — О. Петрова и Ф. Стравинского. Сценическая традиция требовала, чтобы Фарлаф во II действии выбегал на сцену. Фарлаф — Шаляпин спрятался в ров, он медленно высовывает оттуда голову, трусливо оглядывается по сторонам. После встречи с Наиной и ее исчезновения Фарлаф «...смотрит в пустое пространство, и чувствовалось, что он еще видит „страшную старушку". Вдруг обрадовался: нет! И тут же струсил. И вот, чтобы убедиться, что действительно никого уже нет, он сперва прощупывал ногой место исчезновения Наины, потом с торжеством вступал на него всей тяжестью фигуры Фарлафа, а затем, торжествующе прихлопывая ногой, начинал рондо...» Дерзость, хвастовство, безудержная наглость, опьянение собственным «мужеством», зависть и злоба, трусость, сластолюбие, вся низость натуры Фарлафа раскрывались Шаляпиным в исполнении рондо без карикатурного преувеличения, без подчеркивания и нажима. Здесь певец достигал вершины вокального исполнительства, с виртуозной легкостью побеждая технические трудности.

За рубежом опера ставилась в Любляне (1906), Гельсингфорсе (1907), Париже (1909, 1930), Лондоне (1931), Берлине (1950), Бостоне (1977). Особо следует выделить спектакль в Гамбурге (1969, дирижер Ч. Маккерас, художник Н. Бенуа, балетмейстер Дж. Баланчин).

А. Гозенпуд

Публикации

Главы из книг


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова