Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Карл Мария фон Вебер

Глава №39 книги «Путеводитель по операм — 1»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Немецкая опера па пути романтизма

Романтизм открывает новую эпоху и в истории немецкой оперы. Одна из первых задач Европы эпохи романтизма — развитие национальной культуры, национального языка, раскрытие духовных сокровищ отечественной истории. Все это в большой мере благоприятствовало созданию опер, темы которых коренились в германской мифологии, язык — в языке, музыка — в песнях и танцах германского народа. А если ко всему этому добавить, что в эпоху романтизма, то есть в конце XVIII — середине XIX века, любят сказочные сюжеты, героическое поведение, самоотверженность, то в общих чертах мы по существу приблизились к той области, в которой позднее расцветает немецкая романтическая опера.

Как только в истории музыки, или вообще в истории культуры, рождается что-то новое, деятели культуры всегда ищут предшественника, «прародителя» этого новшества, авторитет которого может подкрепить еще слабые ростки нового начинания, нового стиля.

Так мастера немецкого романтизма обращаются в первую очередь к Моцарту, чья «Волшебная флейта» блещет всем, что характерно для более поздних романтических опер: здесь и сказочный сюжет, и народный привкус (Папагено), и возвышенные героические идеи (Зарастро), и все это полным-полно цветами воображения, волшебной фантазии ...

Как образец стоит перед новыми мастерами романтизма и «Фиделио» Бетховена. Если кто-либо когда-либо и объявлял войну шаблонам итальянской оперы, то уж, конечно, Бетховен, создатель бессмертной оперы «Фиделио», был одним из первых.

Величественный тон, симфоническая насыщенность оркестра, возвышенный полет человеческих идей, воодушевленное участие хора, толпы, а значит, народа, — все это закладывает фундамент здания романтизма.

Первая имевшая серьезное значение попытка создать немецкую романтическую оперу связана с именем Людвига Шпора (1784— 1859). Он первым приходит к идее возвращающегося музыкального мотива. Что же, по существу, представляет собой «лейтмотив», ведущий мотив? Того или иного героя, иногда важную мысль иллюстрирует музыкальная формула. Эта формула, как верная тень, сопровождает героя или идею на всем протяжении сценического действия.

Шпор в своем творчестве был половинчат. Ум, знания влекли его в будущее, выдержка же и расчетливость удерживали на спокойных, тихих берегах традиций. Это колебание сказывается во всем его творчестве. Поэтому и не сохранилось от него ни одного живого, чарующего сейчас произведения. Даже его гениальная музыка к «Фаусту», построенная на народных сказаниях, оказалась забытой. Его творчество имеет скорее историческое значение. Оно послужило как бы лестницей, по которой поднялся вверх бодрый, храбрый юноша — Карл Мария фон Вебер.

Карл Мария фон Вебер (1786—1826) родился в городке Эйтин. Отец его, словно герой из романтической легенды, брался за разные профессии: он был солдатом, печатником, музыкантом, бродячим актером. Он вел веселую, бродячую жизнь. Поэтому и первые впечатления маленького Вебера расцвечивались картинами природы, мелькающей за окном фургона комедиантов, и удивительным миром сцены.

Мальчик учится: в Зальцбурге им руководит Михаэль Гайдн. Но пока это еще не серьезный труд. О настоящей учебе при бродячей жизни Веберов не может быть и речи, хотя у юного Вебера и виден подлинный талант.

Ему едва исполнилось десять лет, когда было опубликовано несколько его детских произведений. В семнадцать лет он пожал первый успех оперой «Петер Шмоль». Весьма поверхностную свою подготовку Вебер дополняет, расширяет у известного пианиста и педагога Фоглера. Молодой музыкант быстро становится самостоятельным.

В 1804 году он капельмейстер оперного театра в Бреслау, в 1806 — 1810 годах — в Карлсруэ и Штуттгарте. Как бабочка вокруг огонька, кружится Вебер вокруг театра. Он чувствует: мир сцены и кулис принесет ему бессмертие. А пока он знакомится с техникой театральной музыки, с тайнами оркестровки. Вебер много работает над согласованием сценической игры с разыгрываемым в «глубине» сцены музыкальным действием. Тем временем он показывает свои «львиные когти». Именно тогда написаны его произведения «Первый звук» (позднее на этот же текст написал музыку Шуберт) и «Сильвана», а также целый ряд свежих, виртуозных пьес для фортепьяно.

После трехлетнего пребывания в Праге, Вебер едет в Дрезден, где становится дирижером дрезденской оперы. Музыкальный мир Дрездена в этот период (около 1820 года) представлял собой царство итальянских маэстро. Публика поклоняется Морлакки и Растрелли.

Молодого немецкого музыканта ждет нелегкая задача: снискать славу немецкой сценической музыке и победить итальянцев. Это была трудная задача.

Свою работу Вебер начинает с замечательных статей по теории музыки и эстетике, а затем выходит на арену со своим бессмертным творением — оперой «Вольный стрелок». (По цензурным соображениям в России опера, немецкое название которой «Фрейшютц», то есть «Вольный стрелок», была переименована в «Волшебный стрелок».) Отправной пункт композитора — немецкий зингшпиль. «Вольный стрелок» — комедия в народном вкусе. Однако в непритязательные рамки включены важные нововведения. С «Вольным стрелком» на оперную сцену пришли все атрибуты века романтики. Милые, наивные голоса сказки, волшебные чары, сочный крестьянский юмор, а сверх всего этого — свежее, наполненное ароматом хвои веяние, точно привет лесов с романтических берегов Рейна, от загадочных руин старинных замков, с холмов Тюрингии. А как по-новому, с каким-то особым вкусом звучит оркестр!

Веберовская увертюра — новая глава в истории оперы. Это нечто похожее на симфоническое обрамление, объединяющее основные музыкальные идеи произведения. Возвращающиеся мелодии Шпора у Вебера получают еще более важную роль.

Через два года после успеха «Вольного стрелка» появляется следующее произведение молодого мастера — опера «Эврианта», серьезная, стоящая на высоком уровне композиция, явившаяся первым воплощением романтической оперы: на сцене разыгрывается внешняя, видимая драма; в оркестре отражаются конфликты мира, невидимого, не передаваемого словами. Сцене принадлежит действие, оркестру же — невидимые владения души.

Трагически молодым Вебер написал свою лебединую песню — оперу «Оберон». Это произведение снова вводит нас в благоухающий, пестрый цветник сказки. Тем не менее, как композитор Вебер сильнее всего именно здесь.

Молодой музыкант неистощим в изобретении звенящих, поющих Украшений, щедро развешанных на сказочном дереве сюжета.

Жизнь Вебера оборвалась на сороковом году, давно таящаяся в нем болезнь легких сделала свое роковое дело. Но несмотря на короткий жизненный путь, композитор оставил грядущим поколениям большое музыкальное наследство. Кто не знает искрящуюся увертюру к «Эврианте», чудесную арию Резни «Океан», торжественные хоры из «Вольного стрелка»?!

Банальное выражение, пригодное скорее для выспреннего некролога, чем для истории музыки, что кто-то оставил после себя незаполнимую пустоту, совершенно справедливо в отношении Вебера.

Вебер был подлинным сценическим дарованием, композитором, полным жизни, превосходно знающим эффект внешних форм. Это был типичный талант, который двигает массами, чей голос достаточно остер, задорен и силен, чтобы выделиться в мощном концерте XIX века. После смерти Вебера немецкая романтическая музыкальная драма снова осиротела.

Музыкальный мир Германии был полон замечательными талантами, но им не доставало драматического дарования. Э. Т. А. Гофман своей оперой «Ундина» внес ценный вклад в дело формирования романтической музыкальной драмы, но как композитор остался лишь обещанием: он скончался на четыре года раньше Вебера (1776—1822).

По стопам этих композиторов идет Генрих Машнер, чьи оперы «Вампир» и «Тамплиер и еврейка» приобрели довольно широкую известность.

В то же время было положено начало более легкой, развлекательной опере, сходной с опереттой. Легкие, звучные мелодии Лорцинга, Николаи, Флотова популярны и сейчас.

Но подлинный ученик, который разовьет дальше чарующие мелодии Вебера, пока еще сидит на скамье лейпцигского университета. Имя его — Рихард Вагнер.


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова