Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Караян в Вене

Глава №6 книги «Караян»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Сразу же после войны Караян выступал с Венским филармоническим оркестром в Вене и Зальцбурге на концертах, а позже записывался с ним на пластинки. Еще до войны Караян привык рабоать с самыми сильными музыкальными коллективами Берлина, включая Берлинский филармонический оркестр. Именно оркестр такого типа наиболее соответствовал требованиям Караяна. Однако после того, как в 1948 году Фуртвенглер вернул себе свои позиции в мире музыки, и до его смерти в 1954 году Караяна не приглашали в такие важные музыкальные центры, как Вена, Западный Берлин и Зальцбург. Но Караян все равно оставался видной фигурой. Его назначили постоянным дирижером Венского общества любителей пения "Singverein", которое в течение столетия служило одним из оплотов музыкальной Вены, а также дирижером второго по значению оркестра Вены - Венского симфонического. Оба коллектива мало чем могли похвастаться, когда Караян начал с ними работать. Но Караян сумел превратить "Singverein" из неорганизованной толпы, пение которой было уместнее в какой-нибудь пивной, чем в концертном зале, в первоклассный хор. Преобразился и Венский симфонический оркестр, выступления которого стали не меньше притягивать публику, чем концерты оркестра «Филармония». С Венским симфоническим оркестром Караян ежегодно давал ряд концертов, который называли «Караяновским циклом».

Как ни странно это может показаться, но музыкальную жизнь Вены очень оживило соперничество Фуртвенглера и Караяна. В сообщении для «Мьюзикл Америка» в 1951 году Макс Граф так описывал создавшуюся ситуацию: «Поклонники музыки от этого соперничества только выиграли. Они оглушают громом аплодисментов Фуртвенглера и не менее восторженно принимают фон Караяна. Вена остается Веной, она не утратила ни грана своей способности разбиваться на враждующие группировки, как и в те дни, когда поклонники Брамса и Брукнера открыто воевали друг с другом, а Густава Малера таким же интриганством заставили покинуть пост директора оперы» («Мьюзикл Америка», 15 декабря 1951 г.).

Караяну тоже довелось почувствовать, каким бичом являются венские закулисные игры. В те восемь лет, с 1956 по 1964 г., которые он провел на посту директора Оперного театра, кризис следовал за кризисом. Как и Малеру, Караяну пришлось покинуть театр. Но об этом позже.

И «Филармония» и Венский симфонический оркестр все-таки оставались для Караяна не тем, о чем он мечтал: первый служил лишь средством выпускать пластинки, приносившие дирижеру международную известность и деньги, второй оправдывал его присутствие в Вене и доказывал публике, что Караян ничуть не уступает Фуртвенглеру. После смерти Фуртвенглера, когда Караяну открылся доступ как к Венскому, так и к Западноберлинскому филармоническим оркестрам, он оставил Венский симфонический оркестр, а работу с «Филармонией» свел до минимума и вскоре покинул ее навсегда.

К этому времени «Филармония» завоевала себе прекрасную репутацию, ее ценили и Фуртвенглер и Тосканини. Почему же Караян решил проститься с ней? Дело в том, что, несмотря на все свои неоспоримые достоинства, «Филармония» не могла дать Караяну того, что обещали оркестры Западноберлинской или Венской филармоний. «Филармония» создавалась как чисто коммерческое предприятие и могла существовать до тех пор, пока хорошо расходились ее записи. Наоборот, Западноберлинский и Венский оркестры получали субсидию, а это означало гарантированное время репетиций, никакой коммерческой деятельности и равнение на самые высокие художественные образцы. Еще одним изъяном «Филармонии» было то, что оркестр давал всего несколько концертов, и, следовательно, Караян мог работать с ним лишь непродолжительное время. Короче говоря, «Филармония» не создавала Караяну условий, в которых он мог бы осуществить свои творческие устремления.

Много времени спустя после того, как Караян расстался с этим оркестром, его спросили, собирается ли он еще когда-нибудь дирижировать им. Караян ответил в присущей ему манере, что он не знает оркестрантов, оркестранты не знакомы с ним, а результаты подобного сотрудничества никого не привлекут. Здесь Караян, конечно, не совсем прав. Гастролирующие дирижеры часто побуждают оркестр выложиться до конца и сами стремятся завоевать расположение музыкантов. Караян, несомненно, понимал это, когда несколько лет назад согласился вступить в должность музыкального консультанта Оркестр де Пари. Тем не менее он действительно все чаще отказывается от гастрольного дирижирования и с 1960 года почти не выступает в этом амплуа.

Караян приобрел европейскую известность еще до перехода в Западноберлинский филармонический оркестр в 1955 году. Им восторгались и те, кто наблюдал его экстатическую отрешенность за дирижерским пультом, и те, кто читал описания его спортивных автомобилей и бурного образа жизни. Если бы от этого периода остались только записанные с «Филармонией» пластинки, Караяна вряд ли считали бы крупным дирижером. Сам он называет этот период временем самоусовершенствования, когда активно складывался его дирижерский стиль. Великий Караян появился только после смерти Фуртвенглера, когда в возрасте сорока шести лет стал руководителем Западноберлинского филармонического оркестра.


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова