Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Римский-Корсаков

Глава №51 книги «Биографии композиторов»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Николай Андреевич Римский-Корсаков. Портрет кисти Ильи Репина

(18 III 1844, Тихвин — 21 VI 1908, Любенск под Петербургом, ныне Псковская обл.)

Творчество Римского-Корсакова представляет собой одну из ярчайших страниц русской музыки XIX века. В нем органично сливаются русские фольклорные, национальные профессиональные традиции, связанные с музыкой Глинки, живописность и яркие краски романтического искусства. Композитору свойственно пристальное внимание к русской старине в различных ее проявлениях — к истории, былинам, к языческим верованиям и обрядности.

Произведения Римского-Корсакова отличает удивительное мастерство. «С той же артистической добросовестностью и любовью к делу, какие каждому бросаются в глаза при любовании работой народных мастеров резьбы ли, вышивки, тканья, живописи, чеканки, — что в целом можно назвать влюбленностью художника в свое мастерство или красотой ремесла, — работал над своей музыкой Римский-Корсаков. Это качество было глубоко присуще и Глинке, но у Римского-Корсакова оно дошло до степени преклонения перед красотой мастерства и любования (до граней поэтической восторженности, как и у его Берендея) качеством художественной работы», — писал академик Б. Асафьев.

Автор чрезвычайно плодовитый, Римский-Корсаков оставил огромное художественное наследие, в числе которого 15 опер, 3 кантаты, множество оркестровых сочинений, романсов. Меньше внимания уделял он чисто симфонической музыке. Величайшего мастера оркестровых красок больше всего привлекала возможность живописать средствами оркестра. Поэтому так ярки и образны его программные симфонические сочинения, полные тончайших колористических оттенков. Он — непревзойденный певец природы, особенно моря в разных его состояниях, от тихой спокойной беспредельности до ярости бушующих штормов. Его привлекает поэзия сказочных, волшебных образов, как русских, так и связанных с Востоком. Изысканная гармонизация, оригинальность мелодизма, как правило, связанного с фольклорными источниками, как русскими, так и других стран, — характерные черты творчества композитора.

Николай Андреевич Римский-Корсаков родился 6 (19) марта 1844 года в Тихвине, в дворянской семье. Мальчик рано проявил незаурядные музыкальные способности, в том числе не просто абсолютный, но «цветной» слух: способность каждый звук, каждую тональность как бы видеть в определенном цвете. С 6 лет начинаются его музыкальные занятия под руководством Е. Унковской, а позднее — О. Фель. В 11 лет он уже пробует сочинять. Но это не становится причиной для изменения изначально приуготовленной карьеры: в 1856 году его отвозят в Петербург и определяют в Морской корпус. Николай, как и его старший брат Воин Андреевич, должен стать моряком. Тем не менее, в Морском корпусе мальчик продолжает заниматься музыкой. Накапливаются новые впечатления от посещения оперного театра, симфонических концертов. С 1859 года он начинает заниматься у известного пианиста Ф. Канилле, который дает юноше также уроки композиции.

Событием в жизни Римского-Корсакова становится знакомство в 1861 году с Балакиревым, а через него — Стасовым, Кюи и Мусоргским, составившими впоследствии ядро столь известной Могучей кучки. Впервые юноша попадает в обстановку, где к музыке относятся серьезно, как к профессиональному занятию. Его дарование замечено. По совету Балакирева и под его руководством Римский-Корсаков начинает писать симфонию. Однако в следующем году он оканчивает Морской корпус гардемарином и по существующему положению должен отправиться в кругосветное путешествие. С ноября 1862-го по май 1865 года он на клипере «Алмаз» знакомится со многими странами, переносит все тяготы длительного морского похода.

21 мая 1865 года «Алмаз» швартуется в Кронштадте. Молодой моряк, получивший чин мичмана, получает назначение на береговую службу. Он возобновляет старые знакомства. Начинается дружба с Бородиным, ставшим членом балакиревского кружка во время его отсутствия. В декабре того же года Балакирев в одном из концертов организованной им Бесплатной музыкальной школы, исполняет симфонию Римского-Корсакова: этот день — 19 декабря — для него навсегда останется днем начала композиторской деятельности. С начала 1867 года Римский-Корсаков бывает в доме Л. И. Шестаковой, сестры Глинки, где часто собираются члены кружка, куда приходит и Даргомыжский, к которому молодые музыканты относятся с большим почтением. Особенно сближается Римский-Корсаков с Мусоргским. «Я восхищался многим из игранного им; он был в восторге и свободно сообщал мне свои штаны. У него их было больше, чем у меня. Одним из его сочинительских планов был «Садко»; но он давно уже оставил мысль написать его и предложил это мне». Так возникло первое из прославивших молодого композитора сочинений.

«Со второй половины сезона, к весне 1868 г., большая часть членов нашего кружка стала собираться у А. С. Даргомыжского, раскрывшего для нас свои двери, — пишет Римский-Корсаков в своей «Летописи». — Постоянными посетительницами его были молодые девицы — сестры Александра и Надежда Николаевны Пургольд, с семейством которых А. С. был издавна дружен. Александра Николаевна была прекрасная даровитая певица (высокое меццо-сопрано), а Надежда Николаевна прекрасная пианистка, ученица Герке и Зарембы, высокоталантливая музыкальная натура». Сестры Пургольд принимали в жизни кружка самое активное участие: именно в их исполнении звучали новые сочинения молодых музыкантов. Надежда Николаевна даже получила шутливое наименование «наш милый оркестр». Римский-Корсаков серьезно увлекся ею. Через четыре года, 30 июня 1872 года, состоялась их свадьба.

К этому времени в творческом портфеле композитора, кроме симфонической картины «Садко» имеются «Антар», первоначально определяемый как симфония; опера «Псковитянка» по исторической драме Мея из времен Ивана Грозного; более мелкие сочинения. Но до того случилось еще одно важное событие: композитору, продолжавшему службу и уже получившему чин лейтенанта, было предложено стать профессором Петербургской консерватории по классам практического сочинения, инструментовки и оркестрового класса. Балакирев, резко отрицательно относившийся к консерватории с ее иностранными профессорами и, очевидно, желая иметь «своего во вражеском стане», горячо советовал Римскому-Корсакову принять это предложение. «Если б я хоть капельку поучился, если б я хоть на капельку знал более, чем знал в действительности, то для меня было бы ясно, что я не могу и не имею права взяться за предложенное мне дело, что пойти в профессора было бы с моей стороны глупо и недобросовестно, — вспоминал Римский-Корсаков. — Но я — автор «Садко», «Антара» и «Псковитянки», сочинений, которые были складны и недурно звучали, сочинений, одобряемых публикой и многими музыкантами — я был дилетант и ничего не знал... Я был молод и самонадеянность мою поощряли, и я пошел в консерваторию. Между тем я не только не в состоянии был тогда гармонизировать прилично хорал, не писал никогда в жизни ни одного контрапункта, имел самое смутное понятие о строении фуги, но я не знал даже названий увеличенных и уменьшенных интервалов, аккордов... хотя пел что угодно с листа и различал всевозможные аккорды...»

Начались трудные годы, в течение которых композитор не только учил, но и учился сам. Вернувшись из двухмесячного свадебного путешествия по странам Европы, Римский-Корсаков включился в подготовку премьеры «Псковитянки», которая состоялась в начале 1873 года. Вскоре последовало назначение его на должность инспектора музыкантских хоров (духовых оркестров) Морского ведомства, что позволило уйти в отставку с военно-морской службы, продолжая служить в том же ведомстве в гражданском чине и стало подспорьем в бюджете. Семья росла — в августе родился первенец, Михаил, и о достойном содержании семьи нужно было заботиться. Кроме того, после ухода Балакирева от общественной жизни, Римскому-Корсакову пришлось взять на себя и руководство Бесплатной музыкальной школой.

В течение двух с лишним лет он постоянно и упорно занимается изучением гармонии и контрапункта. Друзья не могут понять, как он вместо живой музыки постоянно пишет сухие ученые фуги и контрапункты. Поддерживает его только Чайковский. «Знаете ли, что я просто преклоняюсь и благоговею перед Вашей благородной артистической скромностью и изумительно сильным характером, — писал Чайковский в своем письме от 10 сентября 1875 года. — Все эти бесчисленные контрапункты, которые Вы проделали, эти 60 фуг и множество других музыкальных хитростей — все это такой подвиг для человека, уже восемь лет тому назад написавшего Садко, что мне хотелось бы прокричать про него целому миру. Я прихожу в изумление и не знаю, как выразить мое бесконечное уважение к вашей артистической личности...» Судя по переписке, Чайковский выработал для своего коллеги некую программу, по которой тот и занимался.

Изучение мастеров полифонии привело к изменению прежних радикальных взглядов, внушенных Балакиревым, который отметал старую музыку, называя даже Баха «сочиняющей машиной». Римский-Корсаков впервые оценил красоту музыки старых нидерландских композиторов, Палестрины и, разумеется, Баха. Одновременно он изучает русские народные песни, пишет фортепианное сопровождение к песенному сборнику, составленному Т. Филипповым. Хорошей школой стало для него и обращение к партитурам Глинки, которые он по просьбе Л. Шестаковой начал редактировать, готовя к изданию.

В эти годы композитор сочиняет мало, в основном — инструментальные произведения, несколько фортепианных и хоровых пьес. Появляется также Третья симфония (под №2 долгое время числился «Ангар»). В 1876 году Римский-Корсаков начинает писать «Летопись моей музыкальной жизни». Он ведет свои записи на протяжении нескольких десятилетий, вплоть до августа 1906 года.

Новый этап творчества Римского-Корсакова начинается в 1877 году, когда он, преодолев творческий кризис и ощутив, наконец, себя во всеоружии композиторской техники, принимается за оперу «Майская ночь». Сразу после ее окончания создается «Снегурочка» — одна из вершин русской оперной классики. В феврале 1883 года Балакирев, назначенный управляющим Придворной певческой капеллой, приглашает Римского-Корсакова стать его помощником. Друзьям он объясняет, что композитору необходимо помочь: у него уже трое детей. Балакирев уступает Римскому-Корсакову полагающуюся ему по штату казенную квартиру в здании Капеллы. Новое место приходится композитору очень кстати, так как в следующем году упраздняется должность инспектора в Морском ведомстве. В том же году к Римскому-Корсакову приходит и международное признание: его избирают членом Общества композиторов Франции.

Чрезмерная занятость оставляет для сочинения, в основном, летние месяцы. Выезжая с растущей семьей на дачу, именно там он наиболее плодотворно работает. Появляются симфонические сочинения — «Сказка», Испанское каприччио, «Шехеразада», «Светлый праздник», фортепианный концерт, романсы, симфониетта, фантазия для скрипки с оркестром, несколько церковных хоров, миниатюры для струнного квартета. Очень много времени занимает редакторская работа над сочинениями скончавшегося Мусоргского. «Мне кажется даже, что меня зовут Модестом Петровичем, а не Николаем Андреевичем, и что я сочинил "Хованщину" и, пожалуй, даже "Бориса"», — читаем в одном из писем 1882 года. Несколькими годами позднее ему придется работать и над окончанием «Князя Игоря».

В августе 1882 года, на концерте Русского музыкального общества, которым дирижировал Римский-Корсаков, он познакомился с несметно богатым любителем музыки Митрофаном Петровичем Беляевым. В доме Беляева устраивались музыкальные вечера, так называемые «беляевские пятницы». Наряду с другими видными петербургскими музыкантами, Римский-Корсаков стал их постоянных посетителем. С течением времени он, в силу своего авторитета, стал фактически главой нового кружка, а скоро и главой совета, отбирающего сочинения для публикации в организованном Беляевым музыкальном издательстве и исполнения в финансируемых им же «Русских симфонических концертах». «В 90-х годах мало-помалу мое главенство начали разделять со мною Глазунов и Лядов», — писал Римский-Корсаков в «Летописи».

80-е годы — время, психологически тяжелое для композитора. Он сомневается в достоинствах написанного, переживает душевный кризис. Только в конце 80-х годов он вновь обращается к опере. В 1991 году появляется «Млада», в 1895-м — «Ночь перед рождеством». В 1896-м закончен «Садко», создававшийся на протяжении трех лет, в 1897 — «Моцарт и Сальери». В следующем году он возвращается к своему первому оперному опыту — «Псковитянке» и пишет пролог к ней — одноактную «Веру Шелогу». В том же 1898 году закончена «Царская невеста», следующие два года посвящены «Сказке о царе Салтане», вслед за которой появляются «Сервилия», «Кащей бессмертный», «Пан воевода», «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии», «Золотой петушок». В это же время написаны три кантаты: «Свитезянка», «Песнь о вещем Олеге» и «Из Гомера».

С сезона 1900—1901 годов Римский-Корсаков отказался от дирижирования Русскими симфоническими концертами, хотя и оставил за собой общее руководство ими. Кроме музыки, его в это время занимают и другие планы: он пишет учебник гармонии, начинает работу над большим музыкально-эстетическим трудом. Однако последний так и не был завершен: крайне требовательный к себе, изучивший многие труды по интересующим его вопросам, композитор счел свои эстетические познания недостаточными для того, чтобы изложить их письменно и, тем более, опубликовать.

Серьезные события в его жизни произошли в 1905 году. «... Наступило 9 января, и политическое брожение охватило весь Петербург, — записывает он в «Летописи». — Отозвалась и консерватория, заволновались учащиеся. Начались сходки. Трусливый и бестактный Бернгард (директор консерватории. — Л. М.) стал сопротивляться... Начались экстренные заседания художественного совета и дирекции. Я выбран был в число членов комитета для улаженья отношений с волновавшимися учениками. Предлагались всякие меры: изгнать зачинщиков, ввести в консерваторию полицию, закрыть консерваторию. Пришлось отстаивать права учеников. Споры, пререкания возникали все более и более. В глазах консервативной части профессоров и дирекции петербургского отделения (РМО, которому консерватория была подведомственна. — Л. М.) я оказывался чуть ли не главою революционного движения среди учащихся... Я напечатал в газете «Русь» письмо, в котором укорял дирекцию в непонимании учеников и доказывал ненадобность существования дирекции петербургского отделения и желательность автономии. Бернгард на заседании совета занялся разбором и осуждением моего письма. Ему возражали, он сорвал заседание. Тогда значительная часть профессоров вместе со мною письменно предложила ему покинуть консерваторию. В результате всего оказалось: закрытие консерватории, удаление из нее более сотни учеников, уход Бернгарда и увольнение меня главной дирекцией, без ведома художественного совета, из числа профессоров консерватории. Получив такое увольнение, я напечатал об этом письмо в газете «Русь» и вместе с сим отказался от почетного членства петербургского отделения Музыкального общества. Тогда случилось нечто невообразимое. Из Петербурга, Москвы и изо всех концов России полетели ко мне адреса и письма от всевозможных учреждений и всяких лиц, принадлежащих и не принадлежащих к музыке, с выражением сочувствия...» В знак солидарности из состава профессоров вышли Глазунов, Лядов, Вержбилович, Есипова и Блуменфельд.

Лето, полное неуверенности в дальнейшей судьбе, композитор посвятил работе над учебником оркестровки, а кроме того готовил к изданию партитуру «Сказания о невидимом граде Китеже». Осенью оказалось, что передовая часть профессуры победила. Консерватория получила автономию, первым избранным, а не назначенным директором стал Глазунов, Римского-Корсакова художественный совет пригласил вернуться. В следующем году композитора избирают почетным членом Королевской музыкальной академии в Стокгольме, в 1907-м — членом-корреспондентом Парижской академии наук. Он едет в Париж, где дирижирует Русскими историческими концертами, организованными Дягилевым. По общему мнению, концерты эти стали подлинным триумфом Римского-Корсакова и всего русского искусства. В том же году в Париже издается его учебник гармонии.

По возвращении композитор все силы отдает «Золотому петушку»: он держит корректуры издания, ведет изнурительные переговоры с цензорами, запрещающими постановку оперы. На лето, как всегда, семья выезжает из города. В усадьбе Любенск Лужского уезда Римский-Корсаков скончался в ночь с 7 на 8 июня 1908 года. 10 июня состоялось погребение на Ново девичьем кладбище Петербурга. На могиле был поставлен памятник работы Н. Рериха. В 1937 году прах Римского-Корсакова был перезахоронен в Некрополе Александро-Невской лавры рядом с могилами Глинки, Мусоргского, Балакирева, Бородина, Чайковского.

Л. Михеева


Родился 18 марта 1844 г. в небольшом городке Тихвине Новгородской губернии в старинной дворянской семье.

В 1856 г. поступает в петербургский Морской корпус и берет уроки у известного пианиста Ф. Канилле. Последний в 1861 г. знакомит своего даровитого ученика с М. Балакиревым, главой кружка молодых музыкантов (Впоследствии этот кружок был известен под названием «Могучая кучка». Кроме Балакирева и Римского-Корсакова в него входили М. Мусоргский, Ц. Кюи, А. Бородин, В. Стасов.). Попав в профессиональную музыкальную среду, юный Римский-Корсаков осознает свое истинное призвание и решает посвятить себя музыкальному искусству.

Однако по окончании Морского корпуса он получает назначение на клипер «Алмаз» и на три года покидает Россию.

Вернувшись в мае 1865 г. в Петербург, Римский-Корсаков отдается сочинению музыки. В эти годы он завершает симфонию, «Увертюру на русские темы», «Сербскую фантазию», симфоническую картину «Садко» и сюиту для оркестра «Антар» (по мотивам арабской сказки О. Сенковского).

В 1871 г. Римский-Корсаков становится профессором Петербургской консерватории по классу инструментовки, теории музыки и сочинения. Годом позже Мариинский театр с успехом ставит его первую оперу — «Псковитянка». Многое в характере и построении этой историко-бытовой оперы напоминает народные музыкальные драмы Мусоргского. Здесь и явный интерес к музыкальному психологизму (характеристики царя Ивана и Ольги), и пристальное внимание к народным сценам, играющим важную роль в драматургии оперы. Недаром Римский-Корсаков сочинял «Псковитянку», живя под одной кровлей с творцом «Бориса Годунова».

Отличительные черты стиля этой ранней оперы — преобладание драматически выразительного речитатива в сольных партиях и широкое песенное обобщение элементов народной музыки в хоровых массовых сценах, которые принадлежат к лучшим страницам оперы.

Затем наступают годы настойчивого совершенствования композиторской техники. С присущей ему добросовестностью, Римский-Корсаков начинает с азов изучать гармонию и контрапункт, музыкальную форму, осваивать дирижерское дело; по собственному шутливому выражению композитора, «поступив в консерваторию профессором», он «вскоре стал одним из лучших ее учеников».

В 1873 г. Римский-Корсаков становится инспектором военно-морских оркестров; в следующем, 1874 г., заменяет Балакирева на посту директора Бесплатной музыкальной школы. 1878 г. знаменует собой начало нового творческого подъема. Композитор пишет лирико-комическую оперу «Майская ночь», в которой впервые обнаруживается его склонность к музыкальному воплощению образов народной фантастики, а вслед за ней, в 1881 г., завершает одно из совершеннейших своих творений — «Снегурочку».

Римский-Корсаков писал «Снегурочку», живя в деревне. Восторженное поклонение природе и глубокий интерес к древнеязыческой обрядовости находят особое выражение в музыке оперы. «Я прислушивался к голосам народного творчества и природы и брал напетое и подсказанное ими в основу своего творчества», — вспоминал композитор. Народнопесенный стиль оперы отмечен такой цельностью и единством, что трудно отличить мелодии, сочиненные композитором, от подлинно народных. С созданием «Снегурочки» Римский-Корсаков вступает в полосу творческой зрелости.

В 80-х гг. Римский-Корсаков фактически возглавляет «новую русскую школу», которая родилась в 60-х гг. в кружке Балакирева, а в 80-х продолжала развиваться в русле нового, «Беляевского кружка».

В эти годы композитор создает ряд симфонических произведений, среди которых такие всемирно известные шедевры, как сюита для оркестра «Шехеразада» и «Испанское каприччио». Замечательно обогащается музыкальный язык последующих опер Римского-Корсакова. Так, например, на рубеже 80-х и 90-х гг. появляется красочная вокально-симфоническая феерия «Млада». В ней преобладает фантастический элемент, который находит в опере Римского-Корсакова яркое оркестровое воплощение. Партитура оперы очень богата. Композитор вводит в нее оригинальные инструменты: лиры, цевницы. В музыке «Млады» много интересных симфонических эпизодов, которые живут самостоятельной жизнью на концертной эстраде («Шествие полабских князей», «Ночь на горе Триглаве» и др.). Затем наступает временное творческое затишье.

Сочинением опер «Ночь перед рождеством» (1894) и «Садко» (1896) открывается последний и наиболее насыщенный творчеством этап жизненного пути композитора, который с полным правом можно назвать оперным периодом. Одна за другой появяяютея новые оперы (10 опер — за каких-нибудь 13 лет!), поражая своим жанровым разнообразием и индивидуальной неповторимостыо музыкальных образов. Драматическая поэтизация исторического быта эпохи Ивана Грозного в «Царской невесте» (1898) и «Боярыне Вере Шелоге» (1898) соседствует с лубочный юмором бытовых сцен «Сказки о царе Салтане» (1900); романтическая приподнятость «Сервилии» (1901) и «Пана Воеводы» (1904) сочетается с причудливой сумеречной лирикой осенней сказочки о Кащее бессмертном (1902); пафос героико-патриотического «Сказания о невидимом граде Китеже и деве Феврошш» (1904) сменяется холодным блеском гротескно-сатирических образов «Золотого петушка» (1907). Великий композитор, дирижер, музыкальный критик и общественный деятель, Римский-Корсаков был также замечательным педагогом и воспитателем.

Среди его учеников—выдающиеся русские музыканты А. Глазунов, А. Лядов, А. Аренский, М. Ипполитов-Иванов, А. Спендиаров, Н. Мясковский, С. Прокофьев. Римский-Корсаков не оставался в стороне и от политических событий, которые переживала Россия 900-х гг. В 1905 г. он смело встал на защиту прав студенчества, требовавшего автономии для Петербургской консерватории. Этот шаг повлек за собой временное увольнение Римекого-Корсакова из консерватории, а после постановки «Кащея» (на петербургской сцене в марте 1905 г.), которая вылилась в настоящую общественно-политическую демонстрацию в честь композитора, публичное исполнение его произведений было запрещено. Затруднения с цензурой не дали Римскому-Корсакову увидеть на сцене свою последнюю оперу, «Золотой петушок», в которой прозвучала острая социальная сатира на русское самодержавие.

Умер Н. А. Римский-Корсаков 21 июня 1908 г. в имении Любенск вблизи города Луги.

В. Панкратова, Л. Полякова


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова