Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Пуленк. Годы Второй мировой войны. Вокальное творчество

Глава №88 книги «История зарубежной музыки — 6»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Разразившаяся война разрушает благополучное бытие Пуленка, как и многих его соотечественников, меняет ранее сложившиеся представления о людях, укладе жизни, законах, общественном устройстве и вместе с тем обостряет его любовь к Франции, к своему народу, в особенности к униженному врагом Парижу и парижанам.

С начала войны Пуленк был призван рядовым в армию, но затем демобилизован и почти все последующее время находился в оккупированной зоне. Он сохранил свой дом в Нуазе, где, пользуясь его гостеприимством, укрывались многие родственники и друзья. Впервые в жизни этот человек, привыкший к обеспеченному существованию, познал материальные лишения, тяготы моральной уязвленности и беспрерывную тревогу за свою жизнь и жизнь близких. В добродушном и отзывчивом Пуленке крепнет ненависть к оккупантам, чувство долга перед родиной, желание помочь борющимся французам. Он собирает сведения о жертвах агрессии, порою предоставляет пристанище скитающимся по стране патриотам.

В переписке военных лет главные его корреспонденты — певец Бернак, композитор Соге, хормейстер Ивонна Гуверне, графиня Мари-Бланш де Полиньяк, муж которой был заключен в концлагерь, где и погиб. Но особенно тесную связь он поддерживает с поэтом Элюаром.

Письма Элюара, как и присылаемые им стихи, доставляют Пуленку истинную радость: «Во время оккупации, — пишет он, — некоторые избранные, и я в их числе, с утренней почтой получали для поддержания бодрости чудесные стихи, отпечатанные на машинке и подписанные разными вымышленными именами, под которыми мы угадывали Поля Элюара. Таким образом я получил большую часть стихотворений, вошедших в сборник „Поэзия и Правда. 1942"».

Несмотря на все военные невзгоды, Пуленк не прерывает исполнительской и творческой деятельности. Каждое исполнение произведения, нового или старого, овеянного национальным французским духом, воспринимается как своеобразная демонстрация протеста против оккупантов. В подобных условиях особое значение получает его балет по басням Лафонтена «Примерные животные» (1941), не без трудностей поставленный в «Гранд-опера» С. Лифарем. Не менее значительны по сокровенному смыслу насыщенные терпким галльским остроумием Сельские песни на стихи М. Фомбёра (1942) *

* Есть две редакции этого сочинения — для голоса с фортепиано и для голоса с оркестром.

или Восемь французских песен для хора на народные тексты (1945), где воспевается поэзия труда французского простолюдина. В них, как ранее в хорах Дебюсси и Равеля, прослеживаются прямые связи с традициями французской полифонической песни XVI века.

Новым смыслом наполняются создаваемые в это время вокальные сочинения на стихи Аполлинера, Элюара, Арагона. В песне «Василек» на стихи Аполлинера (1939) с горечью и болью говорится о судьбе двадцатилетнего солдата, еще не знавшего радостей жизни, но «сто раз смотревшего смерти в глаза» и обреченного на гибель. Полны тоски и нежности к Парижу, к затаившимся ныне его улицам, площадям, набережным песни «Банальности» (1940), «Монпарнас» (1943) — тоже на стихи Аполлинера (пример 27) *.

* В примере текст приводится в переводе М. Сапонова.

Появившаяся позднее песня «Исчезнувший» на слова Р. Десноса (1946) пронизана щемящей болью утраты: в ней герой оплакивает навеки исчезнувшего друга, схваченного немецкой стражей.

Слушатели безошибочно понимали в этих песнях самые скрытые поэтические иносказания и намеки патриотического характера. Так, в 1944 году в оккупированном гитлеровцами Брюсселе, в концерте Бернака и Пуленка среди прочих романсов впервые исполнялся скорбно-элегический «Мост Сё» на стихотворение Арагона *.

* Романс этот вошел в сборник романсов Пуленка, опубликованный издательством «Музыка» (М., 1966).

Хотя большая часть этого текста выдержана в характере старинной романтической баллады, песня завершается словами: «О моя Франция, покинутая всеми...» Вслед за этой фразой, пропетой Бернаком с присущей ему выразительностью, публика молча встала, к великому изумлению присутствовавших немецких офицеров, и после затянувшейся паузы разразилась горячими аплодисментами. Оккупанты предпочли не заметить этого неожиданного выражения солидарности с французами, проявленного бельгийскими слушателями.

Французский музыковед Ф. Робьер так характеризует эту песню: «...полная боли и горечи, она с необыкновенным драматизмом повествует о капитуляции 1940 года. Эта песнь современного трубадура останется, несомненно, таким же непосредственным и трагическим свидетельством последней войны, как стали музыкальными памятниками прошлой „Рождество детей, оставшихся без крова" Дебюсси или „Три прекрасные райские птицы" Равеля».


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова