Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Онеггер. Симфонии 40-х годов

Глава №70 книги «История зарубежной музыки — 6»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

В годы Второй мировой войны Онеггер, как швейцарский подданный, мог бы покинуть истерзанную оккупацией Францию. Однако он оставался в Париже, лишь периодически выезжая в Швейцарию. Он считал своим долгом всячески содействовать сохранению живого пульса французского искусства. В эти трудные годы композитор систематически выступал со статьями в журнале «Комэдиа», освещая музыкальную жизнь и отстаивая проявления национального духа французской музыки. Он участвовал в исполнении музыкальных опусов своих товарищей, спасал от разграбления их квартиры, хранил рукописи тех, кто пребывал в вынужденной эмиграции. Теперь, в годы войны, пережитое и передуманное находило у него выражение в чисто инструментальных формах, и прежде всего — в жанре монументальной симфонии. Так рождается цикл его повсеместно признанных партитур, получивших справедливое определение «симфонии о войне и мире» (Б. М. Ярустовский).

Четыре симфонии Онеггера, созданные в 40-е годы, охватывают период тяжких испытаний войны и трудных послевоенных лет. Каждая из них — особый, насыщенный глубоким содержанием мир идей и чувств, отражающий важный этап духовной жизни не только самого Онеггера, но и многих его современников, пытавшихся осмыслить жестокие уроки мировой войны.

Своей Второй, а затем и Третьей симфонией Онеггер открывает новую страницу в развитии французского симфонизма, создавая произведения трагического содержания. «Симфония — это экстракт жизненной драмы, — говорит он. — Я не ищу ни программы, ни литературно-философской подоплеки. Если мое произведение волнует, то это естественно, ибо я выражаю в музыке, порой даже бессознательно, свои сокровенные мысли». А сокровенные мысли потрясенного войной и фашизмом сознания композитора могли быть окрашены лишь в глубоко драматические тона. Трагизм восприятия мира и судьбы личности в нем, ярко выявленный в Третьей, Литургической симфонии, с наибольшей полнотой раскрывается затем в Пятой. Вторая, Третья и Пятая симфонии во многом родственны трагедийному симфонизму Шостаковича. Роль пасторального интермеццо между ними играет Четвертая симфония («Базельские удовольствия») — светлый гимн природе и народной музыке Швейцарии.

Десять лет напряженного труда и высоких достижений в иных музыкальных жанрах отделяют Вторую симфонию от Первой. Но выработанные с самого начала особенности цикла не были забыты композитором. «Я не могу себе представить симфонию иначе, чем в трех частях», — говорил он. И действительно, во всех произведениях этого жанра у него оживленные крайние части обрамляют медленную среднюю — лирико-философский центр произведения (подобные моменты у Онеггера, как мы увидим дальше, имеют много общего с аналогичными частями симфоний Шостаковича). И конечно же, финал всегда является итогом, идейным выводом всего цикла. При этом существенную роль в формообразовании играют тематические связи между частями и реминисценции сквозного тематизма, несущего важную смысловую нагрузку.

Во всех симфониях главенствуют принципы сонатной диалектики, которая определяет и внутренний смысл, и закономерности общего построения. Первые части свидетельствуют о свободе трактовки сонатной формы, порой приобретающей черты смешанной формы, но неизменно сохраняющей основные принципы сонатности: рельефность, контрастность тематизма и насыщенность разработочными эпизодами, которые часто захватывают репризу, тем самым значительно динамизируя весь ход действия. Онеггер считал точные репризы устаревшими, создающими ощущение длиннот.

Широко применяет композитор приемы классической и линеарной полифонии. Сохраняются и еще усиливаются, приобретая подчас огрубленный характер, политональные сопряжения. Все средства, выработанные ранее, начинают служить драматическим, трагедийным целям.

В статьях и высказываниях Онеггер неоднократно сравнивал симфонию с романом. По его мнению, музыкальные темы подобны различным персонажам: одни из них вызывают симпатию, другие — антипатию; иногда темы тяготеют одна к другой, в иных случаях они конфликтны и вступают в борьбу. Именно музыкальными романами, повестями о жестоких столкновениях личности и мира, добра и зла, жизни и смерти являются его партитуры, и темы в них гораздо чаще враждуют, чем ищут сближения.


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова